Гендиректор Фонда эффективной политики встретился с журналистами Балтии

Алина ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ, 17.08.2006.

 

16 августа в Москве генеральный директор Фонда эффективной политики Кирилл Танаев провел встречу с журналистами стран Балтии.

Фонд эффективной политики, название которого в первую очередь связывается с именем его президента, главного политтехнолога России Глеба Павловского, в прошлом году отметил свое десятилетие. Политические консультанты, занятые в Фонде, работали и при Ельцине, и при Путине, она участвовали во всех российских политических кампаниях последнего десятилетия. Как подчеркнул Танаев, занимается Фонд не пиаром, а консалтингом в условиях реальной политики.

Одним из последних проектов Фонда стали Дни русской политической культуры, прошедшие в июне этого года. В них приняли участие политики, политологи, религиозные деятели и представители студенчества.

Естественно, в беседе с журналистами гендиректор Фонда много говорил об отношениях России с Прибалтикой.

- Хочу заметить, что со вступлением стран Балтии в ЕС их проблемы стали в первую очередь проблемами Страсбурга и Брюсселя, а не Москвы, - заявил Танаев. - Конечно, мы с повышенным интересом относимся к вопросам массового безгражданства в Латвии и Эстонии, но решать их должна Европа. У нас в Фонде нет и специалиста по Прибалтике. Да, мы знаем всех московских специалистов в этой области, и при необходимости мы их пригласим для участия в каком-то проекте. Но в постоянном штате мы держим только профессионалов приоритетных направлений российской политики. Наше внимание, прежде всего, направлено на Казахстан, Узбекистан, отчасти Украину. Я бы даже сказал, что в России наблюдается дефицит интереса к странам Балтии. И уж тем более никто не собирается воевать с ними, хотя кому-то в Латвии может льстить, что россияне якобы считают эту страну врагом номер один.

Кирилл Танаев отметил, что Россия готова подписывать со странами Балтии любые договоры, не отягощенные территориальными притязаниями и искаженными трактовками истории. По его словам, Россия крайне негативно относится к проявлениям фашизма как у себя дома, так и в соседствующих странах, а с теми, кто заявляет, что не было Саласпилса, ей вообще не о чем говорить. «У вас, конечно, свое видение истории – а у нас свое, и мы его будем придерживаться», - заключил Танаев.

- Г-н Танаев, сегодня в Европе существует такое объединение, как Европейский русский альянс, и под его влиянием в Италии, Греции, Германии сейчас зарождаются русские партии. Считаете ли Вы, что у русских партий Европы есть перспективы стать реальными участниками европейской политической жизни? Намерена ли Россия использовать такие партии в формировании своего имиджа в Европе?

- Честно говоря, я не очень верю в перспективы русских партий в Европе. Несмотря на то, что русскоязычных в Европе действительно много, я думаю, что им следует объединяться в культурные землячества, а Россия должна им помогать. Нужно признать, что работа России с соотечественниками в предыдущие годы не выдерживает никакой критики, и ей нужно пересмотреть свою политику работы с ними. Русские могли бы вливаться в национальные политические партии стран, в которых они живут, и таким образом участвовать в политической жизни Европы.

- На своем последнем съезде Европейский русский альянс разработал серию рекомендаций к новому Соглашению о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС – прежде всего они касаются вопросов социальной защищенности русскоязычных жителей Европы, например, учета трудового стажа – могут ли хотя бы такие рекомендации быть услышаны при составлении нового Соглашения?

- Думаю, что участие русскоязычных европейцев в решении социальных проблем может быть действительно эффективным, поэтому такие инициативы, возможно, окажутся, очень полезными. Мне кажется, нужно больше сообщать российской общественности о подобной деятельности Альянса. Донести информацию до Общественной палаты, например.

- В Московском Центре Карнеги мы услышали мнение, что сегодняшняя Россия стремится занять позицию «энергетической сверхдержавы», и сразу же после этого нам рассказали, что на кампанию по улучшению имиджа России на Западе были потрачены миллионы долларов. Если всё это так, то не совсем понятно – разве для того, чтобы стать сверхдержавой, нужно кому-то нравиться? Каковы всё-таки стратегические цели развития России, к чему она стремится?

- Я бы не сказал, что у нас так сильна идея понравиться Европе или США – скорее, об этом нужно было говорить в первое десятилетие после развала СССР. А в качестве стратегических целей России я бы в первую очередь назвал модернизацию промышленности России. Это задача номер один. Не секрет, что сегодня мы продолжаем жить на тех ресурсах, которые были разведаны еще при советской власти, а они не бесконечны. И, конечно, большая задача – улучшение уровня жизни людей, очень многие из которых по-прежнему живут очень бедно. А для этого нужно поднимать экономику.

- Спасибо за беседу!