Европейский русский альянс http://dev.eursa.eu

О газете "Русская мысль"

Впервые за 125 лет существования «Русской мысли» вышел наш первый «внесерийный» (он же и юбилейный) номер на французском языке в формате 48-страничного цветного журнала. К этому номеру, как и было обещано, бесплатно прилагается аудио CD «Русский рок в Париже» с композициями Д.Шагина («Митьки»), В.Рекшана (группа «Ст.-Петербург»), А.Хвостенко, К.Терра (группа «Новая Австралия»), Профессора Лебединского, В.Бутусова (экс-«Наутилус Помпилиус», сейчас выступает с группой «Ю-Питер)», Ю.Шевчука (ДДТ) и Б.Гребенщикова («Аквариум»).

 

 

Еженедельник «Русская мысль» - газета одновременно русская, французская и общеевропейская. Она являет собой уникальную летопись жизни русской эмиграции на протяжении почти шести десятилетий. Прежде всего, она зеркало жизни русского Парижа, которая обычно остается тайной за семью печатями для живущих рядом французов. Это особый мир «загадочной славянской души», той самой России, которую, говоря словами поэта, ни «умом не понять», ни «аршином общим не измерить».

Историческая роль «Русской мысли» состояла в том, что на ее страницах в самые свинцовые для страны годы всегда звучало свободное русское слово. На ее страницах выступали блестящие таланты России – замечательные писатели, философы, историки, художники, публицисты. Они говорили правду о том, что происходит в Советском Союзе и в России. Она стояла на жестких антикоммунистических позициях, но никогда не была узкопартийной. После падения тоталитарной системы газета видит свою миссию в том, чтобы содействовать становлению демократии и гражданского общества. Она всегда была близка к православной церкви, но никогда не была церковным изданием.

«Русская мысль» рассказывала и рассказывает русским о Франции – ее политике, экономике, культуре. Она служила и продолжает служить франко-русскому сближению, «сердечному согласию», привилегированным отношениям между двумя странами.

 

В этом году «Русская мысль» отмечает свое 125-летие. Правда, ее парижское издание стало выходить лишь в 1947 году, но ее предтечей был журнал «Русская мысль», основанный в 1880 году известным публицистом и издателем Вуколом Лавровым (1852-1912). Тот журнал называл себя «научным, литературным и политическим» и постепенно приобрел оппозиционный характер, став рупором конституционных идей и начав полемику как со славянофилами, так и с марксистами. В полицейских кругах журнал имел репутацию в высшей степени вредного органа печати, а Вукол Лавров попал под негласный надзор. Сам Антон Чехов по случаю празднования 20-летия журнала отмечал «бессрочную и талантливую службу» Лаврова на «пользу русской литературы, пламенная любовь к которой так очевидна».

Вскоре после революции 1905 года во главе «Русской мысли» встал известный политик – правый конституционный демократ, историк и экономист Петр Струве, который руководил журналом более 10 лет. В своем известном проекте «Великая Россия» Петр Струве выдвинул идею соединения русского национализма с либеральными ценностями. Политическая линия журнала противостояла как самодержавию, так и революционному радикализму. Журнал подвергался ожесточенным нападкам со стороны Владимира Ленина. После прихода к власти большевиков Петр Струве, излагая программу «Русской мысли» на 1918 год, писал: «В дни величайшего унижения России мы будем отстаивать идеалы, создавшие ее мощь и величие, и вести борьбу с идолами, ввергающими ее в бедствие и неслыханный позор». В 1918 году большевики закрыли все «буржуазные» газеты и журналы. «Русская мысль» прекратила свое существование на 39-м году жизни. Однако его история на этом не завершилась. Спустя три года, в 1921 г., П.Струве возобновил издание журнала сначала в Софии, затем в Праге (до 1924 г.), а в 1927 г. – в Париже. Он объединил вокруг журнала как старые, так и новые литературные силы, где тон задавали И.Бунин, З.Гиппиус и М.Ростовцев. Одновременно, как известно, Струве редактировал ежедневную газету «Возрождение», а затем еженедельник «Россия», что неизбежно отвлекало его внимание от «первенца». Издание «Русской мысли» вскоре прекратилось.

Второе, а если быть точным, третье рождение «Русской мысли» – уже как еженедельной газеты – относится к 1947 году, и связано оно с именем Владимира Лазаревского, первого главного редактора известной теперь всем «РМ».

«Русской эмиграции мы должны быть благодарны за многое, - заявил в интервью «Русской мысли» посол РФ Александр Авдеев. – Помимо сохранения уникального интеллектуально, культурного и исторического наследия, русские эмигранты дали пример высочайшего чувства собственного достоинства и любви к России. А ведь большевизм сломал их судьбы, лишил родины и попросту ограбил. Сегодня, будучи гражданами Франции, они душой болеют за то, чтобы в России все было хорошо».

«Читатели «Русской мысли», - сказал посол на вечере ее издательского дома, получают ценную и объективную информацию о событиях во всем мире. - Я убежден, что благодаря профессионализму журналистов и редактора газета «Русская мысль» известна и за пределами европейского континента. Сам я являюсь ее активным читателем и восхищаюсь ее высокохудожественным языком и стилем. Нас всех объединяет одно – радость за «Русскую мысль», преодолевшую экономический кризис и сохранившую поистине литературный язык. Газета информирует своих читателей, дает им практические советы, наконец, учит их».

 

Текст : Андрей Гульцев (Париж), Пётр Черкасов (Москва).

 

Редакционная статья к первому номеру «Русской мысли» на французском языке

Вы узнаете, что...

Впервые за 125 лет своего существования «Русская Мысль», издающаяся в Париже с 1947 года, вышла на французском языке. Почему сейчас? Да просто потому, что мы не можем больше безучастно смотреть, как однобоко освещаются те или иные события связанные с Россией в европейской прессе. Как получилось, что все говорят о новой оси содружества «Берлин–Париж–Москва» и в тоже время в сознании простого обывателя большинством европейских масмедиа выстраивается образ российского монстра, которым безраздельно правит бывший сотрудник КГБ, где даже в гибели заложников виноваты не террористы, а те, кто не щадя своих жизней, отбивал их у этих террористов.

Почему никто в Европе не хочет писать о том, что Путин, после своей работы в КГБ долгое время был заместителем одного из основоположников демократии в России, первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака? Почему вместо репортажа, посвящённого памяти десятков погибших русских солдат, собою прикрывавших заложников в Беслане, показывают интервью с главным чеченским террористом (как он сам себя называет) Шамилем Басаевым, организовавшим захват заложников. Как вообще можно в демократической развитой стране, прикрываясь свободой слова, давать эфир террористам?!

И практически никто не пишет о том, что после взрывов в Лондоне первой страной, к которой Великобритания обратилась за консультациями по борьбе с терроризмом, была Россия. И практически никто не написал, что после урагана «Катрина» первой страной, которая вызвалась помочь США, была Россия. И никто не сравнивает проблемы Чечни с проблемами Корсики, дело ЮКОСа с делом Эльф или делом Бернара Тапи. Основная масса европейских политиков и аналитиков сразу называют подобные параллели неуместными, даже не удосужившись объяснить, почему. Конечно, как же можно сравнивать варварскую Россию и демократическую Европу?

В последнее время, европейские массмедиа то ли по дурости, то ли ища дешёвой популярности, в прямом смысле этого слова, развязали холодную войну против России и Америки. Водка, мафия, КГБ – вот всё, что знает европейский читатель о самой большой в мире стране и о 6-миллионной диаспоре русских, проживающих в Европейском Союзе.

А знаете ли вы, что в странах Балтии, не так давно принятых в Евросоюз, ставят памятники нацистам СС, а русских ветеранов Второй мировой войны, называют оккупантами и лишают их гражданских прав. Что более полу-миллиона русских, проживающих в этих странах, вместо всех документов имеют только специально для них разработанные серые и фиолетовые паспорта, так называемых «не граждан», где в графе национальность стоит издевательская запись, взятая из фильмов ужасов: «Alien». Что у этих русских балтийские националисты просто украли их право быть услышанными: Европарламент выделил квоты на количество депутатов от стран Балтии по количеству населения, а русских, например в Эстонии, к выборам не допустили! И, судя по европейской прессе, никого это не беспокоит.

Россия великая страна, с великой историей, с огромным потенциалом и с трудолюбивым народом. Несмотря на разногласия и войны, Францию и Россию на протяжение веков связывали узы искренней дружбы. Как же так получилось, что сегодня, 20 лет после падения железного занавеса, большая часть французских СМИ продолжают холодную войну с Россией? Основная задача «Русской Мысли» всегда состояла в том, чтобы давать объективную информацию русскоязычному населению Европы о том, что действительно происходит в России. Теперь, похоже, у нас появилась новая задача: доносить эту же информацию до коренного европейского населения.

В этом первом номере на французском языке вы найдёте статьи, ранее опубликованные в нашей газете, рассказывающие о жизни русской общины Парижа. Вы узнаете, что, помимо водки, у нас есть и другие интересы; что кроме «Калинки» мы слушаем и другие песни, и что русские жены не сидят на шее у своих французских мужей, а успевают успешно заниматься и своей карьерой, и детьми, и домом. Вы узнаете, что в Европе появилась первая русская политическая партия, а в Европарламенте – первый русский депутат. И многое другое.

На последней странице вы найдёте список «русских» мест Парижа.

Приятного вам чтения.

Генеральный директор Андрей Гульцев


Vitaly 25.01.2006 12:20