В Мадриде освещен первый русский православный храм

Владимир Потоцкий, 10.06.2013

 

«Ибо дом Мой назовётся домом молитвы для всех народов» (Ис.56:7)

В Мадриде состоялось освещение нового храма Русской Православной Церкви (РПЦ). Храм освещён в честь святой равноапостольной Марии Магдалины, как и домовая церковь, которая существововала в Мадриде с 1761 г до конца XIX века. Он стал первым каменным храмом Русской Церкви, построенным на Иберийском полуострове. Долгожданное для русскоязычной диаспоры событие прошло 19 мая при стечении несколько сотен людей, причем не только россиян. Чин освещения и первую архиерейскую литургию в новом храме совершил епископ Кафский Нестор, глава Корсунской епархии. Ему сослужили настоятель нового храма протоиерей Андрей Кордочкин и другие клирики возглавляемой им епархии, прибывшие из Франции, Италии и Португалии. И хотя сама церемония прошла в формате малого освещения, это не убавило торжественности момента. Свидетельство тому - атмосфера радости и праздника на лицах всех присутствовавших. В том числе и почетных гостей, список которых возглавила великая княгиня Мария Владимировна (Романова), являющаяся членом попечительского Фонда по строительству храма. Рядом с главой Российского императорского дома находились российский посол в Мадриде Ю.П.Корчагин с супругой. Испанскую сторону в лице её церковноначалия представлял генеральный секретарь Епископской конференции Испании, викарий Мадридской архиепископии Хуан Антонио Мартинес Камино – частый гость православной общины.

После завершения литургии епископ Нестор возблагодарил всех, кто принял участие в сооружении храма, и преподнес в дар приходу икону Спасителя XIX века. В ответном благодарственном слове настоятель церкви протоиерей Андрей Кордочкин выразил признательность архиерею за заботу о православных приходах в Испании и передал ему частицу мощей самой почитаемой в Испании святой мученицы Евлалии Меридской, которой в новом храме будет посвящена одна из часовен.

Символично, что церемония освещения нового храма и воскресное богослужение пришлись на день святых жен-мироносиц, свидетельниц крестных страданий Спасителя, среди которых была и Мария Магдалина. Именно ей первой явился Христос после своей победы над смертью. Этот праздник издревле чтился на Руси особо, что было отмечено главой Корсунской епархии. Освещение храма в честь этой святой призвано восстановить преемственность с русской православной общиной, существовавшей в Мадриде в XVIII-XIX веке.

Белокаменный красавец-комплекс, выдержанный в традиционно-консервативном стиле, сейчас возвышается в престижном районе на северо-востоке Мадрида. Известно, что автор проекта архитектор Алексей Воронцов стремился вложить в план мадридской церкви особый смысл. Как заявил назначенный на днях министром градостроительства Московской области зодчий, «Я хотел, чтобы на противоположном конце Европы появился храм... и чтобы люди, которые ничего не знают о православии, могли бы взглянуть на наш храм и сказать: вот она - Россия, вот оно - русское православие...»

Отныне псковско-новгородская культовая архитектура гордо заявляет о себе пятикупольным храмовым зданием с высокими сводчатыми стенами, окнами-бойницами и просторным световым барабаном. Особо обращают на себя внимание блистающие позолотой купола луковичной формы, венчающие весь этот ансамбль. Под стать им и восьмигранное шатровое завершение стоящей отдельно колокольни. Под само церковное помещение, словно по числу прихожан, отведено около 200 кв. м. К квадратной базилике примыкает трехэтажное административное здание, где размещаются церковно-приходская школа и библиотека. Приходской комплекс включает также трапезную, гараж и жилье для духовенства. Внутри комплекса имеется двор для детей. А их, как пришлось убедиться на литургии, под малиновый звон 13 колоколов выстраивается к причастию более десятка человек.

Сооружение храма завершено по плану в полуторагодовой срок на участке площадью 756 м², который был выделен на 75 лет столичной мэрией по просьбе президента России Дмитрия Медведева в ходе его визита в Испанию в марте 2009 года. Строительство церкви было начато сразу же после освящения закладного камня архиепископом Марком Егорьевским в присутствии С.В. Медведевой 6 декабря 2011 года, ставшего перекрестным в российско-испанских отношениях. Несмотря на всю важность события, возведение храма - это лишь определенный этап и очередная страница в истории православной общины. Ведь, как отметил настоятель церкви о. Андрей, "храм - это не только стены, но прежде всего люди, пребывающие в нём. Кто в нём будет через 20-30 лет»? Обо всём этом и о том, чем живет мадридский приход, протоиерей Андрей Кордочкин рассказал в интервью специально для ЕРА.

- О. Андрей, как долго православная община ждала появление нового храма в Мадриде и что нового он привносит в жизнь прихожан?

- Русская церковь ждала появления этого храма более 250 лет, то есть столько, сколько приблизительно насчитывает история присутствия РПЦ в Мадрид. Построив храм, мы исполняем чаяния и тех людей, которым не довелось его увидеть, но прежде всего людей нашей общины, выросшей сегодня как никогда, которые на протяжении 12 лет вынуждены были совершать богослужения в совершенно неприспособленных для этого помещениях.... Сейчас мы открываем новую веху в становлении нашего прихода в Мадриде. Наличие собственного храма позволяет полноценно строить церковную жизнь и кроме того развертывать образовательные программы в помещениях, которые являются частью приходского комплекса.

- О. Андрей, как известно, на всё воля Божья, и все же стены возводятся не только святым духом. Какие трудности вы, как организатор всей этой работы, испытывали в ходе строительства? Откуда шла самая ощутимая поддержка?

- Самое сложное для нас - это было выделение участка земли. На это ушло несколько лет. Но мы благодарны и испанским властям, и российскому посольству, которые нам активно помогали. На сегодня мы единственный приход РПЦ, которому в западноевропейской столице бесплатно выделили землю под храм. Затем нам пришлось столкнуться с определенными финансовыми трудностями, поскольку никаких собственных ресурсов у нас нет. Прихожане в основном очень и очень небогаты. И, кроме того, Российская Федерация никак не представлена в Испании крупными компаниями, которых мы могли бы просить о помощи. Поэтому мы признательны тем, кто помог осуществить строительство, прежде всего акционерному обществу «Российские Железные Дороги», которое нам помогало через благотворительный Фонд «Транссоюз», и компании "Ростехнологии", также существенно нас поддержавшей. Протянула нам руку и испанская компания «Тальго», выпускающая железнодорожные составы. И хотя у нас остались некоторые долги по строительству, которые нам еще предстоит погасить, главное сделано – храм стоит.

- Вы удовлетворены архитектурным решением, и насколько, по-вашему, удался замысел зодчего? Кстати, почему в храме пять куполов?

- Мне кажется, что замысел оказался удачным, и было очень правильным то, что архитектор Алексей Воронцов посетил это место до того, как начать работу над проектом, чтобы понять, как этот храм будет смотреться на местности. Храм расположен на очень видном месте, и, с какой стороны бы вы к нему ни подъезжали, он сразу обращает на себя внимание. В этом смысле он выполняет свою функцию. Мы всегда говорим, что храм - это не только стены здания, которое строится для тех, кто внутри него, но это и определенное свидетельство, послание к тем, кто пребывает вне церкви и физически, и духовно. Что касается архитектуры, то мы выбрали традиционную форму. Пять главных куполов - это число символизирует Спасителя и четырех апостолов-евангелистов. Кроме того вы, можете увидеть еще один купол на колокольне, которая стоит отдельно.

- А как отнеслись к строительству православной церкви местные жители-испанцы, учитывая силу католических традиций в стране?

- Мы стали центром внимания, как только поставили первый купол. Всем стало сразу всё понятно. Когда храм уже построен, мы видим огромное количество людей здесь. Это и жители района, и те кто интересуется православием. Пока что на сам факт строительства не было ни одной негативной реакции. Люди довольны и говорят, что благодаря храму весь этот район обрел нечто новое, нечто такое, что дает радость для глаз не только верующих.

- У вас многонациональный приход, большинство верующих говорят на русском языке. Однако «Отче наш» звучит в хоре в испанском варианте. Чем это вызвано, дань стране пребывания?

- Да, большинство прихожан говорят на русском языке, но у нас становится всё больше людей, которые не знают ни русского, ни тем более старославянского языка. Прежде всего это относится к людям более молодого поколения из Молдавии и Грузии, которые дома говорят на родном языке, а в школе по-испански. На богослужении они не понимают церковнославянского языка. Общаются они со священником тоже по-испански. И нам не хотелось бы терять этих людей для церкви. Вообще проблема сохранения родного языка среди детей стоит очень остро. Иногда приходится констатировать, что в приёмных испанских семьях интерес к сохранению русского языка и культуры гораздо выше, чем в русскоязычных семьях. Я часто сталкиваюсь с тем, что не только в смешанных браках, но и в русских или в украинских семьях дети на родном языке порой почти или вообще не говорят. Понятно, что церковь, несмотря на наши образовательные программы и усилия, всё же не может восполнить эти пробелы. Очевидно, что местом, где сохраняется живой русский язык, является семья. Если она не делает этого, то язык утрачивается. И нам бы не хотелось, чтобы с потерей языка для этих детей оборвалась их связь с православной культурой. Кроме того, у нас есть общинники, которые пришли из других культур и других народностей. А церковь по своей природе должна быть апостольской, открытой для всех. И если мы говорим, что православная традиция - это богатство, то надо понимать, что это богатство нам дано, чтобы мы им делились с другими...

- Что может в этом плане предложить ваша приходская школа?

- Воскресная школа, конечно, будет продолжать занятия по-русски. Сейчас, когда у нас есть дополнительные помещения, мы планируем создать группу, которая бы занималась на испанском языке. Ведь у нас есть, кроме выходцев из бывшего СССР, представители Испании, США и Колумбии. И нам бы хотелось, чтобы приходя в храм, пусть и в ограниченной мере, эти люди могли бы сознательно участвовать в богослужении.

- Нет ли опасения со стороны испанских церковных властей, что вы работаете на их поле? Ведь переход человека из одной конфессии в другую всегда болезнен? Кстати, как строятся ваши отношения с Католической церковью?

- Опасений и страхов нет. Ведь они появляются тогда, когда нет ясности, нет открытости людей друг к другу. Поэтому мы изначально шли по пути абсолютной прозрачности своей деятельности для католической церкви. Вы видели, что на освещении присутствовал генеральный секретарь Епископской конференции Испании монсеньор Камино и другие представители католического духовенства. Этот же епископ был здесь, когда мы совершали чин освещения закладного камня. И приходя в храм, участвуя в богослужении, все они могут убедиться, что мы не строим храм с запасом, навырост, для увеличения числа наших прихожан за счет людей, воспитанных в католической традиции. Видно уже сейчас, что храм едва вмещает всех желающих, и благодаря этой искренности, готовности к диалогу, никаких сомнений по поводу необходимости возведения этого Божьего дома у наших католических братьев не возникает...

- А как католики относятся к практике паломничества, которую совершают ваши прихожане по Испании?

- Раз или несколько раз в году мы ездим по святыням неразделенной церкви, и, надо отдать должное, это встречает понимание со стороны католических епископов, священников. Мы всякий раз видим их поддержку. Они всегда рады тому, что наши православные хотят поклонится мощам древних святых и храмам, построенным до раскола. И для наших прихожан такие поездки крайне важны. Ведь для многих это является первым соприкосновением с католическим миром. Очень часто, по крайней мере в России, мы сталкиваемся с очень негативным и, я даже бы даже сказал, агрессивным отношением к католикам. И в обычной степени эта агрессивность пропорциональна невежеству и отсутствию реального знания о том, что собой представляет католический мир и как он живет. Очень легко ненавидеть католиков, ни разу не видев живого епископа, священника, монаха или даже мирянина. Тем не менее, когда мы приезжаем к святыням, перед нами двери никогда не закрыты. И, мне кажется, это помогает нам преодолеть барьеры, как с той так и с другой стороны...

- Люди, приходя в храм, ищут встречи со священником, делятся с ним сокровенным, ждут поддержки и совета. А что ждёт от них пастырь и как он строит свою проповедь?

- Готовясь к проповеди, я всегда помню слова митрополита Антония Сурожского, который говорил, что если священник хочет, чтобы его слово дошло до сердца слушателей, оно должно прежде всего дойти до его собственного сердца. Ему надо говорить, наверное, о самом дорогом, значимом и понятном прежде всего для него самого. Если этого не происходит, то тогда он просто выдает определенное количество правильных и предсказуемых слов, но которые вряд ли отзовутся в тех, кто его слышит. Что ждет священник от своих прихожан? Это во многом зависит от него самого, но в принципе это напоминает состояние отца, у которого растут дети, на которых он возлагает определенные надежды. Но функция пастыря и функция отца в семье заключается в том, чтобы помогать людям взрослеть, самим строить свою жизнь и принимать решения самостоятельно, по своей вере, для того, чтобы со временем они могли бы строить свои отношения с Богом как взрослые люди, а не как дети. Об этом говорит апостол Павел, который указывает, что есть возраст, когда детям даётся молоко, а есть, когда даётся твердая пища. Для священника важно приучать людей как раз к твердой пище...

- После завершения строительства храма, какие главные задачи стоят сейчас перед настоятелем храма святой равноапостольной Марии Магдалины?

- Да, храм возведен. На очереди некоторые отделочные работы, изготовление постоянного иконостаса, в перспективе - роспись стен и сводов. Но главное в том, что надо сделать, чтобы его стены наполнить жизнью и смыслом? Кроме богослужений и молитв - целевого назначения храма, в приходских помещениях параллельно с воскресной школой мы хотим потрудиться над тем, чтобы этот храм стал местом встречи двух культур: русской и испанской. Вот что для нас становится важным.

- Что бы пожелал настоятель новопостроенного храма в Мадриде Европейскому Русскому Альянсу, с учетом уставных целей и задач этой организации, связанных с защитой интересов русскоговорящей диаспоры, поддержании её культуры и идентичности в ЕС?

- Участникам Европейского Русского Альянса желаю не позволять водить себя за нос и сохранять свое русское бытие в любых обстоятельствах, включая европейские.