Депутат Европарламента: Латвии нужен официальный статус русского языка

РИА Новости, 22.10.12

 

26-27 октября в Санкт-Петербурге пройдет Всемирный конгресс российских соотечественников. В нем примет участие и сопредседатель правления партии «За права человека в единой Латвии», председатель Европейского русского альянса, депутат Европарламента Татьяна Жданок. Накануне мероприятия она ответила на вопросы собственного корреспондента РИА Новости в Латвии Вадима Радионова.


- Вы намерены принять участие во Всемирном конгрессе соотечественников, который состоится 26-27 октября 2012 г. в Санкт-Петербурге. Чего ждете от этого мероприятия?

- Хотелось бы надеяться на рост интереса российского общества к своей зарубежной диаспоре. Если после конгресса это произойдет, я буду считать, что мероприятие прошло успешно.

- Необходимы ли, на ваш взгляд, подобные мероприятия?

- Мне представляется, что такое грандиозное и очень затратное мероприятие, как Всемирный конгресс соотечественников, оправдывает себя лишь в том случае, если оно получает широкое отражение в СМИ. Ведь столько интересных людей со всех уголков земного шара собирается в одном месте. Записав на камеру или диктофон хотя бы 10-минутные интервью с каждым из них, можно обеспечить годовой цикл телевизионных или радиопередач. Российские соотечественники могут не только поведать свою личную историю, которая часто бывает очень интересна и поучительна, но, главное, со знанием дела рассказать о том, как в их странах воспринимают русских и что надо сделать для улучшения имиджа России и преодоления русофобии. А такого серьезного разговора, с моей точки зрения, очень не хватает в российском телевизионном и радиоэфире. Пока же после каждого из подобных больших мероприятий мы в лучшем случае видим короткие сюжеты в новостных блоках федеральных каналов, ограничивающиеся изложением факта его проведения и фрагментом из приветственного выступления президента.

Кстати, об идее создания подобного цикла передач я говорила еще четыре года назад. Повторяла ее на всех заседаниях Всемирного координационного совета соотечественников, членом которого являюсь. Со мной все соглашаются, но ничего не происходит. Боюсь, что и на этот раз организаторы не продемонстрируют желания отразить ход конгресса в СМИ и все будет пущено на самотек. Считаю, что если конгресс ограничивается некой специальной формой туризма соотечественников на историческую родину, то тогда уж лучше формировать делегации исключительно из молодежи, никогда на этой родине не бывавших.

- В какой ситуации в Латвии находятся российские соотечественники?

- Латвия стала полигоном для эксперимента по отработке моделей построения сегрегированного общества под прикрытием якобы естественных слабостей «новой демократии». В качестве «людей второго сорта» были выбраны русские. Обеспечить латышам приоритет во всех структурах власти должны были отсутствие гражданства и равных прав для всех жителей Латвии, заложенное в фундамент нынешнего латвийского государства. Треть населения Латвии - более 700 тысяч человек, проживавших здесь на момент восстановления независимости, получили статус неграждан (aliens - чужаки), а еще 160 тысяч человек, в основном прописанные в общежитиях или в домах военного ведомства, оказались доморощенными «нелегалами». Сначала физическое и моральное выдавливание людей, а дальше - насильственная ассимиляция тех, кто останется, путем введения жестких языковых ограничений во всех сферах жизни и перевода образования на латышский язык.

В этой ситуации мы смогли продемонстрировать волю к сопротивлению. В начале 90-х мы устояли против политики «выдавливания»: добились специального статуса для неграждан и сорвали планы искусственного создания «нелегалов». В начале нулевых мы не позволили реализовать грубую насильственную ассимиляцию: акции штаба защиты русских школ привели к отказу от плана стопроцентного перехода обучения на латышский язык. Наконец, сейчас, в начале второго десятилетия XXI века, предприняли серьезнейшие атаки на бастион неравноправия: инициировали два общенациональных референдума.

В начале сентября представители движения «За равные права» подали в ЦИК Латвии 12 тысяч нотариально заверенных подписей под поправками к Закону о гражданстве. Этот референдум, призванный положить конец ситуации массового безгражданства, задуман как второй после состоявшегося в феврале инициированного обществом «За родной язык» референдума о придании русскому языку статуса второго государственного. За это предложение проголосовали более 280 тысяч граждан Латвии, причем в регионе традиционного проживания русскоязычных - в Латгалии - за русский как второй государственный язык высказалось подавляющее большинство, а во втором таком регионе - в Риге - почти половина избирателей. С учетом того, что 17% жителей Латвии лишены права голоса и при этом все они - нелатыши, референдум четко продемонстрировал спрос на официальный статус для русского языка. Конечно же, борьба за соблюдение наших прав продолжается.

- Все ли русскоязычные жители Латвии ощущают себя соотечественниками?

- Давайте уточним понятия. Когда мы употребляем слово «русскоязычные», мы имеем в виду лингвистическую общину. Словосочетание «лингвистическое меньшинство» - это термин международного права, и он используется наряду с понятием «этническое или национальное меньшинство». Латвия является, с одной стороны, мультиэтническим государством, а с другой - двухобщинным государством с точки зрения языка и культуры. То есть в Латвии этнические русские, белорусы, украинцы, евреи, часть поляков, часть латышей, для которых русский является родным языком, входят в одну лингвистическую общину. Совершенно очевидно, что не все эти люди относят себя к российским соотечественникам. При этом отнюдь не все этнические русские ощущают тесную связь с Россией и, наоборот, многие нерусские люди могут считать именно Россию своей культурной родиной.

Я вообще предпочитаю говорить о множественной идентичности представителей меньшинств. Если государство проживания проводит политику, позволяющую представителям своего меньшинства сохранять и развивать двойную идентичность, связанную со страной проживания и страной происхождения, то представители меньшинства являются естественным «мостом» между данными странами и способствуют хорошим отношениям между ними. К сожалению, в Латвии дело обстоит не так и латышская политическая элита проводит политику насильственной ассимиляции меньшинств. И меньшинственное сообщество делится у нас на «ассимилянтов» (тех, кто добровольно принимает такую политику) и «нонконформистов». Именно вторые и считают себя людьми, связанными с Россией общим отечеством, то есть соотечественниками.

- Должна ли, на ваш взгляд, Россия оказывать помощь соотечественникам в Латвии и какой она могла бы быть?

- Одиннадцать лет назад, осенью 2001 года, выступая на Первом всемирном конгрессе соотечественников, наши предложения по отношению России к соотечественникам я сформулировала так: систематическая конкретная помощь слабым и перспективное стратегическое взаимодействие с сильными. Я настаиваю на этой формуле и сегодня. Нет больше времени и здоровья у ветеранов Великой Отечественной. Даже самые младшие из них уже давно перешагнули 80-тилетний рубеж. Нет никаких льгот и социальных гарантий у ветеранов Афганистана. Все меньше остается в живых блокадников Ленинграда, непростое положение у политически репрессированных, особенно у тех, кого латвийское государство отказывается признавать. Очевидно, именно эти категории вправе ожидать адресной систематической помощи от России. Помощь слабым должна быть не только непосредственной, но и организованной по принципу «помоги помогающему». И здесь мы очень рассчитываем на эффективное взаимодействие латвийских правозащитников c недавно созданным Российским фондом поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом.

Но в условиях неравноправного положения русскоязычного меньшинства правозащитная работа не может быть эффективной без твердой политической позиции России. В последнее время мы часто слышим от представителей России, что проблемы русских за рубежом можно решить через экономику. А в целях продвижения экономических интересов у них возникает соблазн «закрыть» нерешенную застарелую «русскую» проблему в Латвии путем игнорирования тех, кто эту проблему поднимает.

Я категорически утверждаю, что без сильной политики деловые отношения между Россией и страной со значительной русской диаспорой могут обернуться предательством. Мы помним, как в 1989 году официальной Москвой был осуществлен акт самобичевания по поводу пакта Молотова-Риббентропа. Эта позиция позволила говорить о русских, приехавших в страны Балтии после 1940 года, как об инструменте «оккупации».

До сих пор постоянно звучат требования к России «признать факт оккупации Советским Союзом стран Балтии», и некоторые российские политики выказывают готовность это сделать. Для понимания того, чем это может обернуться, я приведу одно высказывание президента Эстонии Ильвеса. Выступая 30 апреля 2005 года в Риге на конференции «Пакт Гитлера - Сталина сегодня: правовые аспекты и ответственность», он заявил: «Если Россия когда-нибудь признает пакт Молотова-Риббентропа неправильным, ей придется признать и последствия «оккупации». А тогда защита национальных меньшинств в странах Балтии станет бессмысленной». Предельно откровенно, не правда ли?

Россия не имеет права закрывать глаза на двойные стандарты правящей элиты стран Балтии в отношении прав русскоязычного меньшинства.