Человек, обманувший время

Вера ЛЕВИНСКАЯ, 15-06-2009
 

Говорят, кошка живёт девять жизней. А человек? Не спешите с ответом. Я хочу вам представить человека, обманувшего время и раздвинувшего свой век до нескольких жизней. И каких!..

Знакомьтесь: Николай Николаевич Цветнов, русский, человек, делающий честь нашему времени. Живёт он в Осло, здесь родился, закончил университет, в котором последнюю четверть века и преподавал. Он успел много доброго сделать миру и этой стране.

- Как случилось, что Вы живёте здесь?
- Мои родители встретились в годы Гражданской войны во Владикавказе. Отец был капитаном белой армии. Когда красные победили, родители уплыли из Новороссийска в Турцию на одном из последних британских военных судов. Читали романы о том времени - «Хождение по мукам» А. Толстого?А «Тихий Дон» М. Шолохова?

Я смотрю в его серьёзные глаза. Мы это страшное время представляем одинаково: по книгам и фильмам. Но он богаче семейными воспоминаниями.
- Ваш отец был кадровым военным?
- Он учился в Варшаве на инженера, но прошёл через кадетский корпус, когда рванулся добровольцем на русско-германскую войну в 1914 году. А Гражданская война всех сделала военными. В Турции они с матерью страшно бедствовали.Что умел офицер? Пристроится поваром по объявлению, через неделю уволят, конечно, поскольку блюда знал как едок. Но уже чему-то научился, и в следующем ресторане есть шанс продержаться пару недель...

Я вспоминаю роман «Бег» Михаила Булгакова и отчаянную браваду его героя – генерала, оказавшегося в такой же драматической ситуации, но не потерявшего силы духа.
- Родители перебрались в Чехословакию при первой возможности. Отец организовал театр «Арлекин» и с ним успешно колесил по странам Европы. Мальчиком я объехал 12 стран.
Мы рассматриваем ксерокопии с любовью составленного матерью – Клавдией Леонидовной альбома-буклета. Мать воспитывалась в Смольном институте. Она была опорой семьи, хранительницей традиций. Это она сберегла семейные родословные, гордясь предками. А в их числе - и грузинский князь Эссе Мачавели, и знатный род осетин Таучеловых, от которых она унаследовала гордую красоту, и сибиряки Семянниковы, где мужчины из поколения в поколения главными инженерами трудились на благо Отечества. Мать вдумчиво воспитывала сына, озаботясь и его образованием, и развитиием его талантов. А отец, человек всесторонее одарённый, мог осуществлять свои идеи, которые у него никогда не иссякали, в отличие от денег. Смотрим старые афиши:
- Боже мой! Называется номер «Фокстрот», а танцоры одеты, как в мещанской кадрили!
- Конечно! В том и изюминка! Отцу юмора было не занимать. В «Татарах», помнится, кинжалы были в зубах, а потом они втыкались вокруг тела «пленника». Отец вёл конферанс. В программах было всё: от балалаечного перебора до оперных арий. Смотрите: Нино Фонтана –тенор, а вот и мама - меццо-сопрано К. Лавровская (псевдоним).

Николай Николаевич много и интересно рассказывает о театре и артистах, а я с грустью понимаю, что в рамки интервью этот роскошный материал не уместится.
- Театр выступал и на радио, делал грамзаписи, даже фильм, было, начали снимать. Но появление звукового кино всё перевернуло. Театр распался, и родители осели в Норвегии. Сейчас я живу в их квартире среди родных вещей.
Да, в этом доме есть та особенная атмосфера, что в России ещё изредка сохранилась в домах дворян, старых интеллигентов. Та, что создаётся традициями и бережном вниманием к семейной истории. Далёкая от современного дизайна обстановка, много фотографий, гравюр, картин – все стены завешаны ими, масса редкостных вещиц и сувениров. Всё сочетается несколько эклектично.
- Здесь много подарков, - поясняет хозяин.
Очень хочется походить по дому, повертеть в руках все эти диковины. Расспросить о каждой. «Поездил!» - мелькает мысль. Хочется постоять у библиотеки, полистать книги. Но и хозяин, и его дом – континенты. По ним можно долго странствовать от одной достопримечательности к другой. Смиряю себя и начинаю расспрашивать хозяина. Вот здесь-то и выясняется его тайна – многожизненность.
 

ЖИЗНЬ ПЕРВАЯ – МЕДИЦИНА

Извлечения из анкеты Ротари - клуба, членом которого является Николай Цветнов:
1970 – защита докторской диссертации в Университете Гётеборга (Швеция), доцентура там же в клинике. 1973 – звание профессора; в качестве доцентура в в Стокгольмском Каролинском Институте и работа в нейрохирургической клинике. В 70х гг. - Председатель комитета научных исследований в Европейской Ассоциации Нейрохирургии.
С 1980 – утверждён приказом короля Норвегии в пожизненном звании (сане) профессора экспериментальной нейрохирургии Норвежского Университета. Член-корреспондент немецкой и шведской Ассоциаций нейрохирургов. Автор более 120 научных публикаций.
- Какие проблемы в нейрохирургии больше интересовали Вас как учёного и клинициста?
- Проблемы кровоснабжения мозга, внутричерепного и спинномозгового давления. Экспериментировал с новым, изотопным методом измерения кровотока мозга с введением в кровь радиоактивного ксенона... Начал я эти работы ещё в Швеции, в Норвегии продолжил. В клинике я оперировал и артериальные аневризмы, и опухоли, и травмы. Вообще, нейрохирургия сейчас развивается быстро. Электромагнитный резонанс и компьютерная томография продвинули диагностику и лечение.
- С кем из учёных нейрохирургов у Вас были рабочие контакты?
- Со многими, хотя больше со шведскими: профессорами Б.Сиешё из Лунда, Г.Г. Нурленом из Гётеборга; с моими бывшими студентами, что в науке остались, из них уже шестеро в профессора вышли: немец Харальд Шрадер, норвежец Ян Лёвгре, поляк Ладислав Штайнер, американцы Бу Левандер и Джереми Гэнс - серьёзные учёные. А, ещё Хади Хабаш из Ирака. Он ко мне попал после Московского Университета им. П. Лумумбы. Он сейчас – нейрохирург в клинике в Пентагоне, в Штатах, несмотря на своё мусульманство и родство с Саддамом Хуссейном. Из Советского Союза я по работе общался с братьями Кахиани из Грузии; с профессором Арутюновым, который тогда работал в Киеве, а позже возглавлял Институт им. Н. Бурденко в Москве; с учёными из Дубны. Был здесь по научному обмену в 1991-м хирург А. Вайнштей, член Государственной Думы. А потом я к нему в Новгород ездил, лекции там читал
- Вы часто бываете в России?
- Бывал много раз. В родном отцу Тамбове тоже мастер-класс для нейрохирургов проводил.

Задумывается, вспоминает:
- У дома, где отец жил, постоял. Он туда, чтобы с моей бабушкой перед эмиграцией проститься, через два фронта пробирался. Только свидание коротким вышло. Город был у красных, кто-то донёс. Еле успел скрыться: выскочил в окно и ускакал...
А в Москве у меня и родня есть. Кузены. Тётя моя по отцу – З.Цветнова-Гайямова работала в комитете по присуждению Сталинских премий, позже была секретарём Д.Шостаковича, Она жила в доме Союза Композиторов на ул.Огарёва и знала многих людей российской культурной элиты.
- О, это уже из другой жизни!

 
ЖИЗНЬ ВТОРАЯ – МУЗЫКА

Да, другая жизнь – это жизнь музыканта: балалаечника-виртуоза и вполне неплохого пианиста.
- Цветнова-Гайямова меня со многими музыкантами познакомила: Д. Шостаковичем, А.Хачатуряном, Р. Щедриным. Сотрудничал много с преподавателями Института им. Гнесиных в Москве.. Хорошие контакты у меня с устроителями исполнительского конкурса «Кубок Севера», в Череповце.. Я там трижды в жюри заседал.
Вы спрашивали, почему я выбрал именно балалайку. После триумфов оркестра В.Андреева в начале прошлого века балалайка была очень популярна. В Европе - благодаря эмигрантам.
Композиторы стали писать для неё сложные и серьёзные произведения, в том числе в жанре концерта с симфоническим оркестром. Появились балалаечники-знаменитости: В.Погорелов М.Игнатьев. Балалайка «пробилась» в ряды традиционных, уважаемых инструментов-солистов.

Он показывает мне две балалайки работы мастера C.Налимова. Как скрипки А.Страдивари или И.Батова, они уникальны и доверяются выдающимся музыкантам в пожизненное пользование, переходя из одних искусных рук в другие.
- Конечно, балалайка сейчас в Норвегии звучит не часто. А ведь ещё в 1922 году эмигрантами был создан в Осло “Norsk balalaika orkester”. В 40-50-е годы он был куда популярнее. У его руководителя Николая Сергеевича Шумова-Арсеньева я научился играть, в этом оркестре играл в военные годы.
- Немцы-оккупанты не притесняли?
- Нет, никогда. Они в Норвегии очень осторожно себя вели.
- Когда Вы начали выступать как солист?
- Лет с 14-ти. И на сценических площадках, и на радио, позже – на телевидении. Когда жил в Швеции – игру не бросил. Композитор Э. Губин, эмигрант из Эстонии мне концерт для балалайки написал. Я его, кстати, в России играл - с Г.Рождественским: в Москве, Петербурге. Я был там со Стокгольмским королевским симфоническим оркестром на гастролях.
-Уникальный случай: именной концерт!
- Тогда три уникальных случая. Мне ещё по концерту написали шведы: М.Карьков и С.Э.Юхансон. Все эти произведения – очень современны и сложны по языку и средствам выразительности. Атональность, додекафония... Очень необычно всё это для балалайки.
- Много ли Вы играли с симфоническим оркестром?
Да более 70 раз играл. И с Норвежским Государственным оркестром, Датским Государственным и с другими. В 2005 года был цикл из 5 концертных вечеров на юге Норвегии с русскими программами. Я там с дирижёром Терье Бойе-Хансоном сыграл Вариации Н.Будашкина и Сюиту В.Трояновского. Да и в будущем надеюсь поиграть с оркестром.

На том рояле, что реже используется, - целый город фотографий, многие с автографами. Композиторы, дирижёры, дипломаты... ( Раз уж упомянула: роялей в доме – два, плюс - безззвучная клавиатура с наушниками для занятий ночью и 8 балалаек). На снимках - люди, населяющие жизнь музыканта.
- А кто этот молодой красавец в военной форме?
- Это я 50 лет назад. Тогда я служил врачом в лётном дивизионе Бардофоса и как раз начал заниматься всерьёз стрельбой...

 
ЖИЗНЬ ТРЕТЬЯ – СПОРТ

Небольшой эмалевый красный крестик на лацкане парадного пиджака, похожий на мальтийский, при ближайшем рассмотрении, оказывается, состоит из наконечников четырёх стрел, сходящихся на мишени.
- Этот знак получает олимпийский чемпион по стрельбе или тот, кто шесть раз выигрывает общенациональные стрелковые соревнования. Я получил его после шестой победы.
Извлечение из анкеты Ротари-клуба: Хобби: спорт. Активный стрелок- пистолетчик ( 1954-1973), член Норвежского офицерского клуба пистолетчиков. 21 раз был победителем национальных состязаний ( 6 – индивидуально и 15 – в командном зачёте), поставил 4 национальных рекорда. Участник двух Олимпиад: в Риме (1960), в Токио (1964).
– В Токийской олимпиаде мы вместе с нынешним королём Харальдом Пятым участвовали. Он – как яхтсмен.
На парадной стене гостиной - грамоты, грамоты... сколько их! Ниже разместились медали на лентах и кубки. Целая коллекция! На этой же стене красуется большой портрет короля.
- Мой друг написал. Собираюсь подарить его одному из офицерских клубов.
Николай Николаевич рассказывает о стрелковых состязаниях, их видах, категориях и значимости.
- Какой победой больше горжусь? Наверное, давней – 1959 года, когда на международных стрелковых соревнованиях военнослужащих норвежская команда стала чемпионом мира.
- А что это за военные соревнования? Никогда не слышала.
- Ну как же! Каждые 4 года их проводит Conseil International du Sport Militaire...

Он показывает почётный диплом. Рискуя выглядеть в его глазах чем-то вроде инвалида, я сознаюсь, что по-французски не понимаю. Действительно, смотрит сострадающе. И здесь мы попадаем в его следующую жизнь.

 
ЖИЗНЬ ЧЕТВЁРТАЯ – МНОГОЯЗЫЧНАЯ

- Да не сокрушайтесь, Вы ещё наверстаете, выучите. Да и не Вы одна. Вон Бритт (спутница жизни Н.Н., шведка) до сих пор русского не знает! Уж могла бы выучить хоть из уважения. Это она Полтаву помнит!..
- Т.е. Полтавскую победу Пётра 1-го над Шведским королём Карлом 12-м?.
- Ну да. Впрочем, сейчас можно и английским обойтись. И, конечно, нужен испанский.

Сам Николай Николаевич знает 10 языков, включая арабский. Языки - тоже его хобби. И это ещё один мир, круг людей и деятельности. У него много международных контактов именно на почве языкознания. Он и доклады свои по миру читает на очередном нужном.
- Откуда интерес к арабскому? В своё время Хади Хабаш организовал мне профессорский визит в Багдад. Месяц лекции читал в университете. Интересная страна, удивительный город. Гостеприимство по-восточному. В гостях у одного из родственников Саддама мне, было, предложили развлечение в стиле Вильгельма Телля, но я уклонился, конечно, отшутился... Тогда я и увлёкся арабским, красивый язык!
В Осло Цветнов возглавляет Норвежско-Испанский клуб, существующий с 1922 года. В нём более ста членов. Каждый следующий из 8 аккредитованных в Норвегии испаноязычных послов считает долгом стать в клубе если не членом, то гостем. И, разумеется, клуб имеет связи с заграничьем.

 
ЖИЗНЬ ПЯТАЯ - ЧЕЛОВЕКА СРЕДИ ЛЮДЕЙ

Заслуги Н.Н.Цветнова признаны. Он уважаем всеми. Он имеет ряд наград, из которых первым показывает российский Государственный Орден Дружбы. Академия Российской словесности при Дворянском собрании России вручила ему орден «Ревнителю просвещения»; за научные достижения он награждён югославским Орденом Знамени с Золотым Венком.
Разумеется, он избирателен в личных контактах. При всём том, его знакомства очень многочисленны и часто общение имеет активную форму.
- В Дубне подружился с прелестным человеком, польским физиком Яником Ежи Альфредовичем. Такой ум! В Ватикане лекцию о первых миллисекундах творения читал, проводя параллели со Священным Писанием. И жена его тоже физиком была; их порой поэтому сравнивают с Пьером и Марией Кюри. Каждые два года к ним собираются учёные на «яникофренды»...
Цветнов ценит дружбу и сумел сохранить друзей-однокашников со школьных и университетских лет.
Он даёт фортепианный концерт соседям по дачному посёлку. Он способен в час собраться и поехать в Швецию, чтобы поиграть в память покойной жены его друга, которая любила слушать его игру при жизни. Он может отправиться в Барселону на симпозиум по проблемам СПИДа не как медик, а как музыкант, чтобы по просьбе устроителей открыть его фортепианным концертом, а закончить балалаечным (осень 2004). В Барселоне живёт его добрый знакомый – Фабиан Исамат, известный нейрохирург, тоже бывший в своё время председателем Европейской Ассоциации Нейрохирургических Обществ.
- У него теперь клуб прямо рядом с оперным театром. Публика в антрактах заходит. А в доме - большая коллекция современной живописи. Жена у него – художник. И сам он пишет картины..
- Вы разбираетесь в живописи?
- Да нет, постольку-поскольку. Литературу люблю. Русская литература –мне дорога. Пушкина где ни открой – никогда не встретишь пошлости. Хорошо, что в России любят поэзию. На Западе – куда меньше. Мне один американец-издатель так и сказал: «Присылайте, что хотите. Кроме стихов».
- Переводить стихи не пробовали?
- Поэзию трудно переводить, надо сохранить и замысел, и стиль. Талант нужен.

Из своей бездонной памяти полиглота он извлекает всё новые и новые имена и события, происшествия, интересные ситуации, цитаты. Собеседник он очаровательный. Говоря, увлекается, но спохватившись может извиниться за свой «профессориаз». В оценках людей – тактичен, избегает осуждения. К себе строже. Его жизненный девиз в свободном переводе с латыни звучит: «Кто может честь твою отнять? Никто. Но бойся потерять!»
Я знаю, что в Швеции у Николая Николаевича – женатый сын и двое внуков, но не расспрашиваю Николая Николаевича о его семейной жизни; личное - неприкосновенно.
Пусть люди удовольствуются тем многим и добрым, что этот человек сделал для них.
Для россиян и не россиян, для всех. Он совсем не безразличен к судьбе России:
- Кто-то сказал мне: Россия – из золота, но запачкана. Смыть бы грязь – и заблещет! Только придёт ли такая власть в России, чтобы захотела и сумела это сделать?..
 

Люди! Знайте этого человека и гордитесь им! Такого редко встретишь.
А встретив, не устаёшь ему удивляться! Но он вписан в контекст нашего мира и времени.
И во всех своих жизнях он среди лучших сынов человечества.

 
P.S. Эта беседа с Н.Н. Цветновым была записана несколько лет назад. В конце мая нынешнего 2009-го года ему исполняется 80 лет. Пожелаем же ему здоровья, творчества и долголетия.

 
 
ЛЕВИНСКАЯ ВЕРА АВРАМОВНА
По профессии – музыковед, педагог, лектор.
По второму призванию – поэт и драматург. Автор шести очень разных по тематике и стилю – от сатиры до драмы – пьес («Было то в Святой Земле», «Таёжная легенда», «Рондо в российском стиле», «Истинная правда!» «Ох, уж эта буря!», «Унесённые бурей»), лирико-эпического триптиха «Реки и речь», поэмы «Дела человечьи. 1999», нескольких поэтических циклов и множества миниатюр в стихах и прозе. Публиковалась в российской периодике, с 2004 – в русскоязычной прессе Норвегии, Финляндии, Англии и Дании. В России готовится к публикации её книга.
Живёт в Осло. В настоящее время работает над поэтическим циклом о Норвегии и рядом других проектов.