Андрей Романчук: русские дети в Польше могли бы учить русский язык как родной!

10.04.2009.

 

Вопросы к Романчуку Андрею Марковичу - представителю русского национального меньшинства в Совместной Комиссии Правительства Польши и национальных и этнических меньшинств в Польше

 

Можно ли в двух словах сказать, что такое Совместная Комиссия Правительства Польши и национальных и этнических меньшинств в Польше?

Комиссия существует с сентября 2005 года как результат исполнения принятого 6 января 2005 года закона Республики Польша – «Устав о национальных и этнических меньшинствах и региональном языке». Она задумывалась как комиссия при правительстве Польши, а можно сказать, что реально она действует-существует как комиссия при Министерстве внутренних дел и Администрации Польши, которое теперь курирует работу с нацменьшинствами. Такая ситуация, конечно, не идёт на пользу нашей работе и принижает авторитет нашей комиссии.
В комиссии на сегодня только один представитель от русского нацменьшинства, что, по-моему, не совсем справедливо. Ведь нас (русского нацменьшинства и русских в Польше) как минимум несколько тысяч, а вот, например, караимов всего человек сто, а они тоже имеют одного представителя.
Мы - РКПО и я лично - сейчас пытаемся „пробить” вопрос об увеличении числа русских представителей до двух человек – так как в Польше реально существует и русское историческое национальное меньшинство, и многочисленна русскоязычная диаспора, а вот у этой группы как раз нет возможности иметь своего представителя в этой Комисии. Думаю, что надо добиваться увеличения представителей от российских соотечественников в Польше с одного до двух представителей – один как представитель русского исторического нацменьшинства в Польше и один как представитель русскоязычной диаспоры в Польше.
Надо тоже иметь в виду, что входящие в состав Комисии представители национальных и этнических меньшинств в Польше должны иметь глубокое знание истории, традиций, обрядов и вероисповеданий своего меньшинства и также хорошо орентироватся в истории, традициях, обычаях, вероисповеданиях и языках других исторических меньшинств в Польше и самого польского государства. Эти знания очень часто во время работы Комисии просто необходимы, чтобы понимать многие тонкости этой работы и взаимных отношений.
Надо еще напомнить, какие меньшинства признает Польша и сколько у каждого меньшинства представителей в Комисии. Итак:
Национальные меньшинства:
Немцы – 2 представителей
Белорусы – 2 представителей
Украинцы – 2 представителей
Литовцы – 2 представителей
Русские – 1 представитель
Евреи – 1 представитель
Словаки – 1 представитель
Армяне – 1 представитель
Чехи – 1 представитель
Этнические меньшинства:
Лемки (русины) – 2 представителей
Ромы (Цыгане) – 2 представителей
Татары – 1 представитель
Караимы – 1 представитель
Языковое меньшинство:
Кашубы (Кашебе) – 2 представителей

Что является основным в деятельности представителя нацменьшинств?

Помощь в реализации вышеназванного Закона. Наша роль, скорее, консультационная и рекомендательная. Например, сейчас мы занимаемся разработкой нового положения о финансировании культурных и языковых программ нацменьшинств на 2010 год. Это очень кропотливая работа, где „просвечивается” буквально каждая строчка, каждое слово, а иногда и каждая буква. Например, если бы мы не заметили в предложенных изменениях тот факт, что все ксерокопии отчётных документов должны быть заверены нотариально, то считайте, что в 2010 году никто бы не смог отчитаться за полученные дотации. И таких примеров очень много.

Какими полномочиями обладает представитель нацменьшинства в этой комиссии?

По-моему - никакими. Мы же не исполнительный орган, только совещательный. Мы можем только добросовестно выполнять ту работу, которая выносится на повестку дня наших заседаний. Конечно, можем и предлагаем свои предложения в эту повестку – но в первую очередь те, которые касаются всех меньшинств или нескольких меньшинств – как, например, вопрос исторической памяти и памятников, обучения языков нацменьшинств и на этих языках.

Какие основные вопросы решаются на заседаниях Совместной Комиссии Правительства Польши и национальных и этнических меньшинств в Польше?

За эти годы прошло 14 заседаний комиссии и четыре заседания отдельно только представителей меньшинств. За последнее время обсуждались вопросы взаимодействия с Евросоюзом и Советом Европы по защите прав меньшинств и по реализации Польшей как внутренного Закона о нацменьшинствах, так и европейских законов по этому поводу, подводились итоги первых трёх лет выполнения закона. Ежегодно обсуждаются вопросы, связанные с дотационными программами по поддержке национальных культур и языков. Но здесь тоже часто возникают трения. Например, нам предложено было заявленные программы 2009 года распределить по приоритету. Мне показалось, что это „не с руки” нам делать, потому что каждый из нас представляет также и свое общество. И всегда возникнет опасность лоббирования той или иной программы или общества. Поэтому я ограничился только определением приоритетов по направлениям деятельности, признав, например, издательские программы первоочередными.

Насколько польские государственные власти прислушиваются к мнению этой комиссии?

По большому счёту, рекомендации нашей комиссии должны приниматься структурами власти к реализации, но на деле долгие бюрократические дороги сводят иногда на нет нашу многолетнюю работу. С огромным сожалением должен сказать, что коэффициент нашей эффективности не всегда высокий. Бывает, что мы год-полтора приводим какой-то документ в порядок, а потом оказывается принят на государственном уровне совсем другой вариант. И снова пример: казалось бы, состав комиссии, ответственной за распределение бюджета по поддержке культурных программ, не должен быть тайной. Но нам так и не удалось точно узнать, кто туда входит и почему (на какой основе тот, а не другой представитель МВДиА Польши и почему там практически нет независимых экспертов). Поэтому мы (представители меньшинств) выступили с предложением включить в эту комиссию независимых представителей из общеизвестных польских фондов – таких, как фонда Баторего, Хельсинского или же Форум неправительственных инициатив. Пока ждём результата.

Есть ли, по вашему мнению, заинтересованность польских властей в сотрудничестве с нацменьшинствами, и если есть, то как это проявляется?

Есть закон, который чиновники обязаны выполнять. Есть бюджет, который должен быть эффективно и умно использован (так, чтоб не забыть ни об одном меньшинстве). А дальше всё зависит от нас самих. Это мы должны больше сотрудничать с властями, выходить на контакт с местными органами власти. Не так давно мы закончили почти полуторагодовую работу над образовательными программами обучения языкам национальных меньшинств. Пока сделаны разработки для начальной школы, гимназии и средней школы. Думается, что эта программа реально заработает, если мы с вами её поддержим – т.е. например ежели мы захотим, чтобы наши дети с детского сада начинали учить русский язык как родной, а не как иностранный! По закону – такие возможности есть! Разработаны основы программ обучения русскому языку как родному в начальной школе гимназии и средней школе! На это есть и у польского государства финансовые средства. Пока не хватает только детей и молодежи, чтобы изучать русский язык как родной. А это уже задача для всех нас – молодых, родителей, дедушек и бабушек!

Что Вам конкретно удалось сделать для того, чтобы русское национальное меньшинство заметили в Польше?

На этот вопрос сложно коротко ответить.
Во-первых: Я лично и Русское Культурно – Просветительное Общество в Польше как минимум с 1994 года добивались, чтобы Польша признала русских как историческое нацменьшинство (так как это было в 1918/1919 – 1939 и 1948 – 1975 годах). Нам удалось этого добиться – и с 2000 года Польша официально снова признает русское национальное меньшинство – а это очень важно!
Очень нам помогло знание нашей истории и традиции русских движений в Польше, благодаря членам нашего общества, многие из которых еще помнят русские организации и во времена довоенной Польши (1919 – 1939 гг.) и в годы ПНР – т.е. РКПО с 1948 по 1975гг.
С марта 1997 года мы добились того, что до в Польше до сих пор выходит единственная русскоязычная телепередача, которая изначално называлась «Сами про себя», а с марта 2003г. - «Русский Голос» - TVP SA Oddział w Białymstoku (TVP Białystok). С марта 2008г. ее можно смотреть также в Интернете. Я лично связан с этой передачей с марта 1997, а с сентября 1997г. я ее автор.
Во-вторых: в законе нет ни слова о каком-либо отдельном меньшинстве, речь идёт о том, чтобы разработать порядок функционирования и содействия всем вместе в соответствии с выработанными нами правилами и Законом. Я хочу подчеркнуть важный момент: принцип работы нашей комиссии – это коллективность выработки решений, касающихся общих вопросов действия Закона, а не только представление интересов отдельного меньшинства. А вот будет оно замечено или нет, это в первую очередь зависит от самих обществ каждого конкретного меньшинства.

По каким вопросам к вам чаще всего обращаются представители русского нацменьшинства, чтобы вы помогли решить эти вопросы в комиссии?

Мне за эти годы приходилось по вопросам Комиссии общаться с представителями вашего общества (Общество «Российский Дом» в Варшаве), с обществом «Российская Община» из Варшавы и с представителями старообрядцев. Чаще всего это были вопросы, связанные с конкурсами, но повторю ещё раз: никакой исполнительной, да и по-моему, почти никакой реальной власти у нас (представителей нацменьшинств в этой комисии) нет. Мы можем вас информировать о вопросах, которые затрагиваются на Комисии. Можем рекомендовать – что, по нашему мнению, стоит заметить, что важно для представителей того или другого меньшинства, а что важно для всех меньшинств.

Где можно получить информацию о том, что обсуждается на заседаниях Совместной Комиссии Правительства Польши и национальных и этнических меньшинств в Польше и о том, что вы уже сделали в этой комиссии для русского нацменьшинства?

Это очень хороший вопрос. Я уже неоднократно поднимал вопрос о проведении встреч с русскими обществами в Польше. Я это предлагал с 2006 года, например Посольству России в Варшаве. Пока - без ответа.
Думаю, что в этом году нам удастся сделать, чтобы у обществ была возможность обсудить совместно свои планы и программы на 2010 год, в первую очередь те, которые складываем в МВДиА – так, чтобы не дублировать их, чтобы наконец-то русское меньшинство могло получать более реальную финансовую поддержку со стороны польского правительства.
По-моему, прежде всего, необходимы нам встречи без участия представителей МВДиА Польши и Россзагранучереждений в Польше, чтобы нам самим – представителям русского исторического нацменьшинства и русскоязычной диаспоры в Польше все обсудить!

Спасибо за разговор!

 

С Андреем Романчуком разговаривала Ирина КОРНИЛЬЦЕВА, газета «Европа.ру» - „Europa.ru”
Белосток - Варшава, 1-5.04.2009г.