Смешанные семьи в Германии: структура, распределение, проблемы

Борис НЕМИРОВСКИЙ, 06.12.2007.
 

1. Общая структура русскоязычной иммиграции в ФРГ

Федеративная Республика Германия является крупнейшей в Европе страной по количеству проживающего в ней русскоязычного населения. По данным Федерального статистического ведомства ФРГ, к 2006 году в Германии проживало более 3,5 млн. человек, считающих русский язык своим родным – это вторая по количеству этноязычная группа в стране после турок. При этом следует заметить, что, в отличие от турецкой этнической группы, русскоязычная не является однородной: ни с юридической, ни с фактической точки зрения. Она разделена на неравные по численности подгруппы. По мере убывания численности, это так называемые «поздние переселенцы» (Spätaussiedler) и члены их семей: этнические немцы (признанные таковыми немецкими государственными органами), имеющие подобное действующему в Израиле «право на возвращение» и с момента своего прибытия в Германию обладающие всеми правами немецкого гражданства; еврейские эмигранты из стран бывшего СССР, до 2005 года называвшиеся «контингентными беженцами» (Kontingent Fluchtling), а также граждане стран экс-СССР, проживающие в ФРГ постоянно или временно на иных основаниях (политические беженцы, небольшое количество нелегальных мигрантов и еще меньшее – тех, кто прибыл в Германию на длительный срок по причинам, связанным с профессиональной деятельностью либо браком с коренными немцами). Следует также заметить, что в официальной немецкой статистике немцы-переселенцы рассматриваются в качестве граждан ФРГ, не влияя таким образом на статистические иммиграционные данные, так что сведения о них в этом отношении государственными научно-исследовательскими службами не собираются и не систематизируются. Отмечены разрозненные попытки создания подобной систематики на уровне общественных организаций, однако до сих пор собранные данные имеют весьма приблизительный характер и не могут служить прочной основой для каких-либо выводов.

Имеется и еще одна, сравнительно малая группа русскоязычных иммигрантов в ФРГ, получивших право проживания в стране не на основании одной из вышеизложенных возможностей. Это те, чьи предки или они сами были во время Второй Мировой войны занесены в составлявшиеся нацистами в 1939-43 годах списки так называемого «немецкого народа оккупированных территорий». Фактически, в то время внесение в данные списки означало предоставление гражданства Третьего Рейха по принципу коллективной натурализации. Федеративная Республика Германия всегда рассматривала себя в качестве правопреемницы всех существовавших на немецкой земле германских государств. Поэтому парламент ФРГ ещё в 50-е годы XX века отдельными постановлениями признал действенность произведённых в период Второй Мировой войны актов натурализации. Тем не менее, это решение Бундестага никогда не афишировалось, а те, кто знают о нем и имеют право претендовать на приезд в Германию в соответствии с ним, стараются все же доказать свое немецкое происхождение иными способами.

Распределение русскоязычных немцев-переселенцев по стране можно с небольшим допуском назвать равномерным: в последнее время выходцы из деревень Поволжья и Казахстана нередко оседают в восточногерманских селах, однако по-прежнему основная масса как этой категории, так и еврейских мигрантов тяготеет к городам. Крупнейшая по русскоязычному населению федеральная земля ФРГ – Северный Рейн-Вестфалия, где их проживает около полутора миллионов, крупнейший город с русскоязычным населением – Гамбург: более 280 тысяч человек. В столице Германии, Берлине, проживает около 250 тыс. русскоязычных – как немцев-переселенцев, так и евреев. В последние годы наблюдается бурное развитие русскоязычной информационной структуры: достаточно сказать, что в стране официально зарегистрированы более 400 русских либо двуязычных (русско-немецких) печатных изданий. Кроме еженедельных русскоязычных газет федерального уровня, в столице Северного Рейна – Вестфалии, Дюссельдорфе, появилась первая ежедневная русскоязычная газета «Рейнская Газета» - основным ее акционером является известное издание Westdeutsche Zeitung. В Берлине и Гамбурге действуют локальные частные русскоязычные радиостанции, кроме того, в столице Германии существует частный локальный русскоязычный телеканал. В скором времени планируется введение в действие первого общегерманского открытого русскоязычного телеканала, подобного давно уже работающему на территории ФРГ турецкому телеканалу TRT с главной редакцией в Мюнхене. Основной интерес для темы данного доклада представляет тот факт, что, согласно исследованиям (в частности, монографии В. Куренного «СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ПЕЧАТНЫХ СМИ В ГЕРМАНИИ»), базовая социальная единица, которой адресована вся без исключения русскоязычная пресса в Германии - это семья, а не социальные группы, сформированные на основе профессиональных, имущественных или политических интересов. Семья, в свою очередь, является базовым структурным элементом как этнической, так и культурной макро-социальной группы.

Кроме того, в разных городах Германии существует более двух десятков частных русскоязычных школ и детских садов. Все это говорит о том, что развитие русскоязычного населения Германии вошло в автоматический режим и потеря русского языка из-за смены поколений произойдет вряд ли. Несмотря на все более полную интеграцию детей и подростков из русскоязычных семей в немецкое общество, полной ассимиляции в обозримом будущем ожидать не следует.

2. Смешанные семьи: национальное определение

Как известно, понятие «смешанная семья» имеет два основных определения: национальное и религиозное. В первом случае подразумевается брак двух человек разных национальностей, во втором – различных религий. Если говорить о национальном аспекте, то смешанные браки в среде русскоязычных мигрантов в Германии превалируют над мононациональными, причем в данном случае не имеет значения, рассматривается ли группа немцев-переселенцев либо еврейских мигрантов. По данным различных исследовательских групп, общее количество смешанных семей превышает 52%, причем на эту тенденцию влияет, в основном, количество смешанных браков, заключаемых уже в Германии молодыми представителями русскоязычной миграции: главную роль в данном случае зачастую играют не национальные либо религиозные соображения молодых людей, а простой факт наличия общего родного языка – русского. Тем не менее, как показывают некоторые исследования, зачастую смешанные браки оказываются гораздо менее устойчивыми, чем мононациональные либо монорелигиозные.

2.1. Три типа смешанных семей

С юридической точки зрения, можно выделить три основных типа смешанных семей в русскоязычной среде в Германии. Это: а) семьи немцев-переселенцев и представителей иных национальностей, чьи браки были заключены до приезда в ФРГ; б) то же – семьи еврейских мигрантов и представителей иных национальностей, образовавшиеся до приезда в страну; в) семьи коренных немцев и представителей иных национальностей. Смешанные немецко-еврейские семьи и иные варианты браков, возникших уже в Германии, желательно в данном случае оставить в стороне, так как их проблематика, как правило, не связана с особенностями юридического статуса членов этих семей.

2.2. Краткое изложение юридической и бытовой проблематики всех трех типов смешанных семей.

Согласно немецкому Закону о праве на возвращение, все члены семей немцев-переселенцев, приехавшие вместе с этими немцами в Германию, сразу получают права и обязанности гражданина ФРГ. Их социальный статус регулируется отдельно, двумя параграфами этого закона, а именно – четвертым и седьмым. Вкратце остановившись на этих различиях, стоит сказать, что те, кто был принят в стране по §.4, имеют право на зачет трудового стажа, причем их стаж работы в стране исхода приравнивается к стажу соответствующей работы на территории ГДР, после чего все начисленные по тарифам ГДР суммы делятся пополам. Попавшие в Германию по §.7, не имеют права на зачет трудового стажа и должны либо зарабатывать пенсионный стаж в Германии, либо вынуждены довольствоваться социальным пособием. Тем не менее, следует еще раз подчеркнуть, что представители иных национальностей, приехавшие с немцем-переселенцем, принятым согласно §4, получают гражданский статус согласно §7, то есть – мужья и жены поздних переселенцев также считаются поздними переселенцами, независимо от их национальности. В том же случае, если вместе с поздним переселенцем, к примеру, отцом, приехали взрослые сыновья или дочери (поздние переселенцы согласно §7), то их супруги уже не имеют права на немедленное получение немецкого паспорта – трактующий их положение §8 Закона о возвращении предусматривает для них право постоянного места жительства, которое может быть утеряно в случае развода, если он произойдет в течение трех лет со дня приезда в Германию. Более того, до 1994 года супруг такого переселенца мог даже потерять право на проживание в ФРГ в случае смерти супруга, если она последовала в течении трех лет с момента прибытия в Германию, однако Конституционный суд ФРГ признал это положение незаконным.

Супруги еврейских мигрантов, так же, как и сами еврейские мигранты, получают постоянный вид на жительство – однако только в том случае, если брак был заключен до получения разрешения на переезд в ФРГ. В противном случае, супруги еврейских мигрантов получают трехлетний вид на жительство, причем представители Федерального ведомства по делам иностранцев имеют право осуществлять надзор за такой семьей: в случае, если будет доказано, что брак носит фиктивный характер, оба супруга могут потерять право проживания в ФРГ. То же самое относится и к бракам, заключенным после получения разрешения на переезд немцами-переселенцами. Отдельно регулируются права супругов после рождения ребенка: в случае, если гражданин Германии или человек, обладающий правом постоянного проживания на территории ФРГ разводится с супругом-иностранцем после рождения ребенка и суд отдает родительские права этому супругу, то последний получает право постоянного проживания. По истечении 7 лет с момента приезда в страну он имеет право подать прошение о предоставлении гражданства – для этого он должен знать на разговорном уровне немецкий язык, иметь постоянный заработок, отказаться либо официально сообщить о намерении отказаться от гражданства других стран и подтвердить в присутствии официальных лиц свою приверженность Основному закону Германии. Все это, конечно же, относится и к иностранным супругам коренных немцев, хотя, в данном случае, с 2005 года были приняты некоторые изменения в миграционном законодательстве: для иностранных супругов был введен возрастной ценз, а для граждан Германии, желающих жениться либо выйти замуж за иностранца – не гражданина Евросоюза, имущественный ценз. Что касается детей, родившихся в таких семьях, то они получают вид на жительство до 18-летнего возраста, после чего имеют возможность сами определить, хотят ли они быть гражданами ФРГ либо страны, из которой приехали родители. Двойное гражданство немецким законодательством предусмотрено лишь в исключительных случаях. При этом право постоянного жительства у них остается.

Что касается прямых родственников, не приехавших в ФРГ в составе семьи немцев-переселенцев либо еврейских мигрантов, то они также в основном имеют право приехать позже и жить в Германии. Это право оговорено «Законом о воссоединении семей», однако следует подчеркнуть, что федеральный закон Германии лишь задает правовые рамки этого статуса, а подробности в различных немецких федеральных землях трактуются по-разному. Не вдаваясь в детали, можно сказать, что наиболее либеральным в отношении воссоединения семей является соответствующее законодательство Северного Рейна – Вестфалии, а наиболее жестким – Баварии. Таким образом, в данном случае особую роль играет место проживания того иммигранта, с которым желают воссоединиться его прямые родственники.

Хотелось бы отдельно остановиться еще на одной проблеме, не относящейся к теме данного исследования: многие русскоязычные выходцы из стран бывшего СССР, родившиеся на территории ГДР в семьях советских военнослужащих, проходивших службу в Ограниченном контингенте Советской Армии в Германии, ошибочно полагают, что имеют право претендовать на немецкое гражданство. Дело в том, что в ФРГ право гражданства определяется не по американской системе: родившиеся на территории Германии дети иностранцев не становятся автоматически гражданами Германии. Иными словами, их гражданство определяется не по территории, а по крови.

3. Смешанные семьи: религиозное определение.

Сразу следует заметить, что религиозный аспект в смешанных русскоязычных семьях в Германии не играет той роли, которая отводится ему в Израиле – это относится ко всем типам смешанных семей, представленных выше. Основных причин тому две: во-первых, в отличие от Израиля, в Германии церковь не только отделена от государства, но и не является монолитной – существуют две основные христианские конгрегации, католическая и евангелическая, которые, в отличие от религиозных направлений иудаизма, являются куда более отстоящими друг от друга конфессиями. Во-вторых же, религия не играет основополагающей роли для большинства русскоязычных жителей Германии, независимо от их принадлежности к той или иной группе. Те же, кто в самом деле исповедуют в быту каноны того или иного направления иудаизма, христианства либо иных религий, как правило, предпочитают вступать в браки с единоверцами. Поэтому в данном случае следует лишь остановиться на некоторых особенностях религиозной принадлежности русскоязычных, более всего относящихся к семьям немцев-переселенцев. Основная часть немцев-переселенцев официально исповедуют евангелизм, вторая по величине религиозная группа – христиане-меннониты, далее, по убыванию, идут баптисты, католики и православные. При этом нередки случаи, когда при оформлении документов по различным причинам православные христиане оказываются записанными евангелистами. На церковном уровне эта путаница легко преодолевается и верующие отправляются в тот храм, который предпочитают в жизни, однако на административном происходит так, что так называемый религиозный, или культовый, налог (Kultussteuer), взимаемый с этих людей, попадает в кассу «не их» конфессии. Тем не менее, еще раз хотелось бы подчеркнуть, что на проблемы брака, воспитания детей, совместного проживания различие религий в смешанных русскоязычных семьях в Германии не оказывает того влияния, которое оно оказывает на эту проблематику в Израиле. То же самое относится и к смешанным семейным парам русскоязычный – коренной немец. Впрочем, из этого правила имеется одно исключение: в последние пять лет было зарегистрировано несколько случаев, когда на религиозной почве распадались смешанные (в национальном определении) браки иудеев: это происходило потому, что супруг-неиудей, решивший принять гиюр, проходил его в синагоге иного направления, нежели супруг-иудей. Однако количество таких случаев исчезающее мало и подобные браки так или иначе не являются смешанными с религиозной точки зрения.

4. Общие проблемы и предварительные выводы.

Вывод, который можно без труда сделать из всего вышеизложенного, следующий: несмотря на отличия в социальном и юридическом статусе, а также в религиозной и бытовой ментальности, проблемы, возникающие в смешанных русскоязычных семьях в Германии, сходны между собой и в основном отличны по своей структуре и направленности от проблем, бытующих в израильских смешанных семьях. Это обусловлено, как уже отмечалось, отличиями в отношениях церкви и государства в Германии, а также отличиями общих миграционных концепций ФРГ и Израиля. Не претендуя на глубокий анализ ситуации, следует, однако, отметить, что сходство этих проблем лежит, скорее, на бытовом, «внутрисемейном» уровне, нежели на уровне общественных отношений, так называемом «внешнем». В данном докладе не рассматривались проблемы совместного воспитания детей, трудности интеграционного процесса и особенности бракоразводных процессов – каждая из этих тем сама по себе является предметом отдельного исследования. Вывод можно сделать следующий: опыт смешанных семей в ФРГ может пригодиться израильским специалистам в том случае, если социальные и общественные системы двух стран с течением времени окажутся более сходны, чем это можно наблюдать в данный момент. Смена поколений также в состоянии внести новые аспекты в сложившуюся ситуацию. До тех пор, однако, следует наблюдать и систематизировать данные.

Великолепно, что в Германии религиозный аспект не особо влияет на "внешний" уровень общественных отношений. Иначе бы современное германское общество, подобно израильскому, имело проблему резко выраженной антипатии между религиозным и светским секторами общества.