Где учат быть русскими?

Юлия ЭССЕНБЕРГ, 01.05.2007.

 

Как ни говори, а родной язык всегда останется родным. Когда хочешь говорить по душе, ни одного французского слова в голову не идет...
Л.Н. Толстой

На одной маленькой улице одного роттердамского района у школы под названием «Радуга» в субботу с утра людно и суетливо-оживленно. За дверьми школы торопливо исчезают малыши и ребята постарше. В «радужном» здании голландской начальной школы по субботам совсем не голландские занятия. Тут располагается Русская школа Роттердама «Матрешка». Хорошее, доброе, детское, настоящее русское и не требующее перевода, слово. В нем есть что-то и от детства и от процесса обучения - как одна маленькая куколка вкладывается в другую, чуть большую, в руках крохи постигающего «матрешечью» науку, так и знания накапливаются ребятами постепенно, шаг за шагом, «слой за слоем», как матрешки - одна в другую. Позволим себе войти внутрь школы вслед за ребятами и посмотреть, поспрашивать о том, что такое «Русская школа Роттердама», кого и чему там учат.

У нас много вопросов. Есть и непростые. Для русского человека, живущего заграницей, ответить на эти вопросы означает выбрать свое жизненное кредо, если хотите. Прискорбно отметить, но подчас происходит так, что первое поколение нынешних иммигрантов еще продолжает пользоваться родной речью в соответствии или вопреки полученным знаниям, но уже не считает нужным или возможным обучить материнскому (или отцовскому, что еще реже) языку своих отпрысков. Что это в нас? Лень, боязнь, нежелание, нелюбовь к прошлому? Неужели русские в Голландии просто растворятся во втором же поколении? Когда окунаешься в атмосферу русской школы Роттердама, понимаешь, что это, к счастью, не так. Или, хотя бы, не совсем так. Нам, находящимся в рассеянии, еще хочется научить своих детей видеть и чувствовать русское, говорить и петь, писать и читать по-русски.

Директором Русской школы «Матрёшка» в Роттердаме является Алена Юрьевна Захарова.

- Алена Юрьевна, никто лучше вас не может рассказать нам об истоках русской школы, о ее дне сегодняшнем и, может быть, поделиться, так сказать, творческими планами. Если не возражаете, начните с нескольких слов о себе.

- Приехала в Голландию из Одессы, почти 15 лет назад. Образование: сначала окончила Одесское педагогическое училище, факультет дошкольного воспитания, затем Одесский педагогический институт, факультет «Педагогика и дошкольная психология». Участвовала в разработке проекта «Школа – Детский сад». Основной опыт работы приобрела в первом классе четырехлетней начальной школы на базе детского сада. Последний год на родине работала методистом в детском саду.

- Расскажите, пожалуйста, как возникла школа. Кому и почему пришла такая идея?

- Идея возникла из собственной потребности. Это мнé было необходимо обучать русскому языку своих детей. Долгое время я делала это сама по букварю и пособиям, привезённым с собой. Я понимала, что, когда букварь осилим, понадобится школа. Потому что, во-первых, по образованию я не учитель русского языка, моя специализация – дошкольное образование. А, во-вторых, и это главное – ребята нуждались в мотивации, нуждались в коллективном обучении и в общении со сверстниками на русском языке. Иначе он остался бы для них только «вторым», т.е. иностранным, а не родным. Мне казалось и кажется, что этого мало.

Все началось с того, что восемь лет назад я обратилась в приход Русской Православной Церкви в Роттердаме. Там мы с отцом Григорием Красноцветовым, настоятелем храма, обсудили целесообразность и возможность реализации такой инициативы, а потом в приходском зале поместили объявление с призывом к родителям, столкнувшимся со схожей проблемой (текст этого объявления я храню до сих пор). С легкой руки отца Григория, или сказать точнее, с его благословения, все и началось. Реакции посыпались. Следовало приниматься за дело организации школы. Я разыскала русскую школу в Антверпене, о которой рассказал мне отец Григорий. Ее руководитель, Светлана Петелина, очень грамотно – и методически и административно – организовала работу в школе. Беседы с ней помогли мне понять, с чего начать и как всё выстроить. На начальном этапе помогали советами и коллеги из Амстердама, и из школы в Эйндховене.

Выяснилось, что перво-наперво следовало зарегистрировать организацию, арендовать помещение, найти учителей, съездить в Россию за первыми учебными пособиями, и можно было начинать. Быстро только сказка сказывается… Тогда я и не предполагала, что придется столкнуться с колоссальными препятствиями практически на всех этапах пути! Если бы знала, что так будет, не взялась бы! Просто продолжала бы и дальше учить своих детей и детей знакомых у себя дома. Но тогда я была идеалисткой. Была уверена, что столь благородная цель не может получить отпор – только поддержку. Но уж, взявшись за гуж… Пришлось и повоевать. Но я не жалею.

- А что преподают в русской школе Роттердама, какие предметы? Ведь и на уроке математики в русской школе фактически продолжают учить русскому языку...

- Изучив систему начального образования в Голландии, мы поставили перед собой цель попытаться максимально дополнить её. Речь не идёт о противопоставлении языка или системы, а именно о гармоничном заполнении тех пустот, которые в той или иной степени имеет любая система образования. Таким образом, русский язык выступает как средство развития и дополнительного обучения наших учеников, являясь одновременно и целью. Эта концепция подразумевалась изначально, и мы постоянно её совершенствуем. К примеру, в отличие от наших голландских коллег, мы уделяем большое внимание дошкольному музыкальному развитию, осуществляемому в лучших традициях отечественных методик обучения; развитию творческого мышления, математических способностей, логики, анализа и развитию речи. Стараемся учить хорошим манерам и основам этикета. Наличие домашних заданий, начиная с малышовой группы, даёт ребёнку возможность заниматься вместе с мамой, что приучает его к посильному интеллектуальному труду с раннего детства. А то, что ребята в достаточной мере получают в голландской школе, мы опускаем. Таким образом, наша школа выступает не только как языковая, но и как школа дополнительного образования и развития. Определение «русская школа» предполагает обучение русскому языку, а также наш отечественный подход к обучению в целом.

- А кто является учениками Русской школы Роттердама, сколько их? Можете привести немного статистики?

- В основном, это дети из смешанных семей, где только мама – носительница русского языка. Около 20 процентов учеников – из семей, где оба родителя русскоязычные. На сегодняшний момент количество учеников вместе с ребятами из листа ожидания - свыше 120.

Уже два года у нас работает группа для трехлетних малышей. Рассчитана она на детей, которые уже посещают голландские дошкольные учреждения, и голландский язык у которых начинает стремительно доминировать над русским. Целесообразно именно в это время начинать занятия в русской школе с целью создать благоприятные условия для развития двуязычия.

Самым старшим ученикам в нашей школе – 12-13 лет. Здесь тоже сказывается наше неравное взаимодействие с голландской системой образования – ребята поступают в средние школы, а там вдруг уже нужно начинать учиться всерьез после привольного ничегонеделания в начальных классах. Ситуация сама по себе часто вызывает стресс, и многим уже не до домашних заданий русской школы. Но в Роттердаме существует несколько средних школ, где наши ученики могут изучать русский язык факультативно. Правда, уже в качестве иностранного, а не родного. Зато уж по этому предмету они круглые отличники. У нас есть и группа русского языка для «голландских пап». Пока их дети занимаются, они тоже времени зря не теряют.

- Наверняка методически подкованным родителям захочется узнать, какими методиками пользуется школа – голландской, русской, или вы сочетаете их?

- Нами используются методики, допущенные Министерством образования РФ. Их сейчас много. Тщательно отбираем наиболее подходящие нашим запросам, а потом всё равно их адаптируем. Ничего отвечающего нашим требованиям в полной мере нет. Издаются пособия для обучения двуязычных детей, но пока мы ни одно из них не одобрили полностью. Нужна чёткая основа с соблюдением методов преемственности групп, рассчитанная на многолетнее обучение. Мы хорошо представляем, какая она должна быть, потому что уже обладаем соответствующим практическим опытом.

- Каковы особенности и характер обучения? Первое сентября – начало учебного года? Совпадает ли учебный год с голландским?

- В отношении нашего учебного расписания могу сказать: конечно, приходится считаться с расписанием каникул в основной голландской школе ребят. Иначе посещаемость в дни каникул будет низкая, и это повредит учебному процессу. Тем не менее, мы всё же захватываем часть каникулярных дней, чтобы увеличить учебное время.

Праздничное начало учебного года – это не только дань традиции, это и определённый настрой для всех учеников – Русская школа начинается! Разве это не праздник? Кроме того, это ещё и ностальгическая радость для преподавателей и родителей учеников.

- А вот провокационный вопрос, который наверняка возникает у некоторых наших читателей: для чего почти полностью голландским детям уже полу-голландских родителей русский язык?

- Наши ученики не полностью голландские дети. Они – дети двуязычные (как минимум) и по происхождению и по воспитанию. У каждого родителя свои причины для обучения детей русскому языку. Конечно, лучше у них спросить, зачем он им нужен. – Непременно воспользуюсь вашим советом.

- Но, стало быть, нужен, если родители записывают к нам детей даже с момента их рождения. Во всяком случае, лист ожидания постоянно пополняется. Очевидно, что многие возлагают определенные надежды на нашу школу, прежде всего это заботливые родители, желающие дать детям самое ценное – свою любовь и хорошее образование. Всё-таки, могу обобщить, выделив основные мотивы, так или иначе просматривающиеся в беседах с родителями:
-желание приобщить ребёнка к своему языку и культуре, менталитету, т.е. к части себя, и таким образом быть ему ближе;
-предупреждение возможных сложностей с самоидентификацией ребёнка; -развитие его интеллектуальных способностей;
-увеличение шансов ребёнка на рынке труда в будущем (некоторые родители шутят: может оказаться, что детям ещё на заработки в Россию ездить придется);
-неопределённое положение в Голландии или желание вернуться на родину; -сохранение общения с русскоговорящими родственниками (нам приходилось утешать и обнадёживать плачущих русских бабушек, чьи внуки с трудом могли общаться с ними);
-гордость за своё Отечество и культуру, желание сделать своего ребёнка причастным этому;
-возможность продолжить образование в России.

Исходя из наших наблюдений, могу отметить, что интерес к обучению детей русскому языку также зависит от престижа Российской державы в мире. Повышается престиж – растёт интерес.

Было время, когда во всех западных СМИ активно создавался сугубо негативный образ России, тогда многие соотечественники стеснялись своего происхождения. Говорили, что русский язык не нужен их детям, что они сделали свой выбор в пользу иностранного. Часто приходилось сталкиваться с этим, когда школа только организовывалась.

По нашему мнению, намеренно не обучать ребёнка языку матери – означает целенаправленно обкрадывать его интеллектуально и духовно. Обучать, конечно, не обязательно в русской школе, но вместе со школой гораздо легче и результативней. Профессиональный методический подход, регулярность занятий, общение и обучение со сверстниками облегчают и вносят определенный порядок в решение этой задачи. В силу ряда причин не все родители могут определить ребёнка в русскую школу. Многие мамы учат своих детей сами, как умеют. Ведь любая мама и есть самый первый и любящий педагог. Такие усилия достойны только уважения.

- В чем трудности преподавания?

- Недостаточное количество учебных часов – самая большая трудность. Для тех целей и задач, что мы перед собой ставим – у нас дефицит учебного времени. Поэтому каждая минутка урока на счету. И поэтому необходимы достаточно объёмные домашние задания. Здесь родители учеников – наши первые помощники.

Дело в том, что концепцию и параметры обучения мы согласовываем с родителями. Во вступительной анкете есть пункт, в котором родители обозначают желаемые результаты обучения. Всегда в ответах речь идёт об умении грамотно писать и читать, свободно общаться на русском языке. Чтобы достичь такого результата при малом учебном времени, надо и хорошо потрудиться, но и не перенапрячь при этом ребят.

Иногда, при заполнении анкеты родители спрашивают: «А что – если большинству родителей было бы достаточно умения детей общаться на русском языке – школа была бы другой?» Да, мы пошли бы за пожеланиями родителей.

- С какими трудностями вы сталкиваетесь в учебном процессе?

- Главная трудность, пожалуй, обусловлена тем, что ребята, сравнивая голландскую школу с русской, отмечают, что у нас им приходится больше работать. Для детей постарше это аргумент «против» русской школы. Ведь по голландской системе дети до 12 лет должны большей частью играть. Да и в субботу все их приятели гуляют, а им нужно за партами сидеть, над спряжениями корпеть. К счастью, большинство наших старшеклассников таких трудностей не испытывают. Они успешно учатся и гордятся своими результатами.

- Какова роль родителей в учебном процессе, как происходит общение с родителями?

- Станет ребёнок учеником русской школы или нет – полностью зависит от родителей. Если мама с папой приходят к решению обучать ребенка, то они, как правило, принимают активное участие в школьной жизни своего ребёнка, а он, соответственно, будет нормально учиться. Мотивация учеников напрямую зависит от мотивации их родителей. Ведь наша школа не является обязательной, как голландская. Я так и говорю родителям на вводной беседе: «Без вашего участия и заинтересованности в обучении, в нём будет мало смысла». Таким образом, мы с родителями с самого начала становимся единомышленниками. Мы стараемся хорошо информировать родителей. Выпускаем регулярные информационные листки, повествующие о занятиях в каждой группе; проводим родительские собрания; приветствуем непосредственные контакты педагогов и родителей; есть у нас и интернет-сайт. Если родители обращаются к педагогам с вопросами или пожеланиями, значит, они заинтересованы в процессе обучения.

Иногда, к сожалению, мотивация родителей начинает снижаться по мере взросления ребёнка. Пока ребёнок маленький, обучение происходит в игровой форме, и дополнительных стимулов для обучения в русской школе не требуется. Дети с удовольствием ждут субботы.

С возрастом программа усложняется - ведь обучение языку предполагает и обучение его правилам. Очень сложно преподать, скажем, тему «наречие» с последующим её закреплением только в занимательно-развлекательной форме. Ребятам уже нужно по-настоящему трудиться на уроках. А они мало к этому приучены в основной школе. Тогда родители могут столкнуться с нежеланием учиться. И что греха таить, ребёнку уже не нужен качественный и дешёвый гувернёр, каким может являться русская школа, его уже можно оставить дома с телевизором или с компьютером. Поэтому в двух наших самых старших группах часто замечаем отток учеников, и эти группы приходится ежегодно переформировывать. Выход можно найти только в комплексном подходе к этой проблеме с двух сторон: школы и заинтересованных в этом родителей. Следует помнить, что обучение – это кропотливый труд, требующий затраты сил.

- С какими «русскими» организациями сотрудничает школа? Кто помогает школе и кому помогает школа?

- Мы сотрудничаем с другими русскими школами в Нидерландах. Они есть почти во всех крупных городах. Модели их разные, количество учеников - тоже. Четыре года назад мы создали неформальное объединение: Союз русскоязычных педагогов Нидерландов. Объединились мы на профессиональном и информационно-методическом уровне. Конечно, можно создать «ассоциацию» или избрать любую другую юридическую форму для официального представительства. Но мы решили так. Ведь то, что мы можем получить от нашего сотрудничества, мы имеем и без лишнего пафоса. Финансирование при нашем роде деятельности невозможно, а маскироваться под массовиков-затейников или проводить никому ненужные мероприятия ради какой-нибудь копеечной субсидии мы не хотим. Для этого мы слишком уважаем свою профессию и ценим своё время. Все педагоги объединения нам хорошо знакомы, мы знаем, как они работают. Перенимаем друг у друга опыт, делимся полезной информацией на организационно-административном и методическом уровне. На сайте нашей школы готовится рубрика о всех подобных школах в Голландии. Тем самым мы обращаем внимание родителей из других городов на эти школы, как на качественные учебные заведения.

Самые тесные отношения у нас с Русским православным приходом в Роттердаме. Отец Григорий, настоятель храма, проводит в школе беседы о вере, знакомит ребят с азами православия и православной культуры. Совместно мы организовываем приходские праздники для детей. В прошлом году 25 января в день памяти мученицы Татианы, которая по традиции является покровительницей студентов, т.е. и учащихся, специально для учителей Русской школы в храме была организована встреча и беседа, отслужен молебен. Мы знаем, если нам потребуется помощь, то в приходе нам всегда помогут. И мы, в свою очередь, стараемся быть полезными.

Безусловно, мы бы хотели иметь точки соприкосновения со всеми интересными организациями и быть взаимно полезными. Но наша специфика не позволяет нам распыляться. Каждую субботу мы открываем двери для сотни ребятишек и их родителей. И каждый раз – мы готовы на «пятёрочку». По русской системе оценок, разумеется.

Помогает нам русский магазин Роттердама «Берёзка». Работают в нём хорошие и отзывчивые люди.

Для родителей наших учеников мы анонсируем разного рода мероприятия, проводимые русскими общественными организациями в Голландии. Русский Культурный Центр в Амстердаме, например, проводит, на наш взгляд, качественные мероприятия, информацию о которых мы с удовольствием распространяем.

Хочу воспользоваться возможностью и обратиться к соотечественникам в Голландии, которые мечтают о русской школе в своём городе. Обращайтесь к нам, мы поможем: покажем и расскажем, посоветуем. Нам, в своё время, помогли наши коллеги из других городов. И мы тоже с радостью это сделаем.

С другими общественными русскими организациями тесных отношений у нас нет.

- Школа - это частное, коммерческое предприятие?

- Школа функционирует на базе общественной организации. Конечно, соблазн преобразоваться в частную школу велик. Для этого у нас достаточно профессионализма и потенциала. Одна беда – если школа станет частной, то и цена за обучение будет коммерческой. Стало быть, доступность её снизится.

- Откуда берутся кадры, учителя? Вы предъявляете высокие требования к преподавательскому составу?

- Дипломированных педагогов, захваченных нашей идеей, не так и много. Будущего кандидата длительно стажируем, вводим в курс дела. Заодно и знакомимся с будущим коллегой поближе. Подход к подбору кадров зиждется, помимо наличия диплома и опыта работы, на простом принципе: «горит» ли человек своей работой, любит ли её. Я и мои коллеги определяем этот «огонёк» безошибочно, потому что он есть в нас, оттого и встречный находит в нас отклик.

Мы не можем допустить к нашим ребятам человека равнодушного, не способного их увлечь. Тогда пойдет насмарку весь труд и педагогов, и родителей. И удастся ли такой ущерб исправить – неизвестно.

- Тяжело ли вам руководить коллективом школы?

- То ли я повзрослела и стала способна видеть больше, то ли действительно сложилась уникальная ситуация, и собрались специалисты как на подбор – не тяжело! Да, педагогический коллектив школы – это наша самая большая удача. Восхищает способность моих коллег учиться друг у друга: они делятся своими профессиональными находками, методическими приёмами, которые хорошо применимы в наших условиях. Это естественно обогащает методическую базу всей школы. Я часто бываю на международных семинарах и конференциях, проводимых для школ, подобных нашей. В кулуарах собираются руководители, делятся опытом, обсуждают проблемы. Среди прочих – проблемы, связанные с педагогическим составом. Когда меня спрашивают об этом, я с гордостью отвечаю: «С этим проблем у нас нет!»

- Откуда берутся учебные материалы?

- Огромный уже школьный фонд учебников и пособий пополняем ежегодно вместе с прописями и рабочими тетрадками. Как мы это делаем? Самым банальным способом – просим знакомых в России, переправляем по частям всеми правдами и неправдами, привлекая большое количество людей. Другого способа у нас нет. Помогают и родители наших учеников. К текущему учебному году хотели решить вопрос цивилизованно – через книготоргующие организации в Германии. Оплатили счета, а учебники шли четыре месяца. Из-за этого в начале учебного года сложилась очень непростая ситуация на уроках. Нет уж, мы лучше по старинке, будем и дальше сами закупать. Конечно, если не найдётся добрый человек или надёжная организация, которая смогла бы нам помогать осуществлять эти закупки на регулярной основе.

- Школа – это только преподаватели?

- У нашей организации есть председатель – профессор Лейденского университета господин Пауль Смеетс. Отец Павел Смеетс – еще и диакон православного храма Роттердама, он знает русский язык, любит и понимает русскую культуру.

Общее руководство школой осуществляю я, есть и финансовый сотрудник, обременённый администрацией, платежами, отчётами, т.е. всем, без чего не существует любая официально зарегистрированная организация в Нидерландах.

Педагогический состав школы разделён на два методических кабинета: школьный и дошкольный. В каждом есть ответственный методист, который регулирует учебный процесс: обсуждаются нововведения, преобразования, график открытых уроков и многое другое.

В классах, помимо учителя, работают ассистенты. Обычно – это русские девушки-студентки, которым нравится работать с детьми. Специального образования для этого не требуется. Хотя определённые навыки и качества необходимы. Исключение составляют три старшие группы. В них учителя работают без ассистентов.

Школьный интернет-сайт построен и поддерживается трудами родителей одного из наших учеников.

- Чему надеетесь научить детей в глобальном смысле?

- Наша задача-минимум - научить всему тому, что знаем сами. А максимум – привить жажду знаний, задать направление для дальнейшего саморазвития. Хочется, чтобы «наши дети» были счастливы и успешны, чтобы мы могли ими гордиться.

- А какие здоровые амбиции есть у школы? Расти, совершенствоваться?

- Все наши амбиции сводятся к обеспечению той или иной текущей или нарастающей потребности. Например, сейчас необходимо решать вопрос с ликвидацией листов ожидания. Опять переезжать в новое помещение не хочется, да, видно, придется. Если так, то это будет наш четвёртый переезд, связанный с расширением. Также следует усовершенствовать систему набора в школу, чтобы исключить возможность любых накладок. Теоретически разработали – посмотрим, как будет в действии. Школа – очень хлопотное хозяйство. У нас нет нужды выдумывать, скажем, проекты или мероприятия. Мы исходим из насущной необходимости и целесообразности. В связи с этим появляются интересные задумки. Когда получится, обязательно расскажем читателям вашей газеты.

В данный момент мы заняты развитием нашего детского хора. Он уже успешно выступил на рождественском утреннике. Предполагаем развивать его в фольклорных традициях. Такой хор – это не просто способ показать наши достижения на праздниках, для ребят – это мощный инструмент восприятия русского языка на эмоциональном уровне. Фольклорный материал и русские народные традиции создают прекрасный антураж и красочность, увлекая национальной культурой, но это не тот случай, когда русская культура сводится лишь к сарафанам и самоварам. Хор – это и элемент поддержки мотивации, развития у ребят интереса к тому, что мы делаем.

В школу приходят мамы, ожидающие второго или третьего малыша. Невольно возникает мысль о том, что пора целенаправленно готовить «свой» контингент школьников - воспитывать ребёнка в полноценной двуязычной среде с самого его рождения. Соблюдая определённые принципы и рекомендации, это вполне возможно. Мы как раз и занимаемся разработками таких рекомендаций.

- Алена Юрьевна, искренне благодарю вас за такие чистосердечные и подробные ответы, уверена, что о многом из того, что вы нам поведали, знают даже не все родители, не сомневаюсь, что ваш рассказ будет интересен нашим многочисленным читателям в Бенилюксе.
Вы позволите пообщаться немного с преподавателями, ведь впечатление от посещения русской школы не может сформироваться вполне, если не задать несколько вопросов хотя бы некоторым из них?!

- У нас есть несколько «старейших» педагогов, например, Мария Дмитриевна Кумпан-Кломп.

Хрупкая очаровательная Мария Дмитриевна никак не соответствовала моему представлению о «старейших» педагогах, но даже из короткой беседы сразу стало ясно, что это настоящий профессионал, преподаватель с серьезным опытом, любящий «своих» малышей и свою работу, которая, собственно, и не работа, а просто призвание, т.е. зов души.

- Мария Дмитриевна, расскажите немного о себе...

- Родилась в Забайкалье, в семье военного, третья дочка – Маша. Педагогом стала, наверное, не случайно. Три профессии – офицер, бухгалтер, педагог – сменяют друг друга в нашей семье из поколения в поколение.

Еще учась в школе на Урале, мечтала стать студенткой университета им. Герцена. Мечта казалась тогда нереальной, фантастичной, какой и должна быть мечта.

- А почему РГПУ им. Герцена?

- Не знаю. Наверное, потому что в Ленинграде училась наша классная дама - Альвина Фердинандовна, и мне казалось, что только оттуда выходят настоящие учителя. Однако школьным учителем мне стать не захотелось. Для меня это слишком жестко. Мне больше нравится работать с малышами. И вообще, работа в детском саду дает уникальную возможность продлить свое детство. Здесь можно быть доброй и нежной, как мама, а можно поиграть, пошалить. Можно сыграть зайчика, поросенка, лисенка, перевоплотиться в кого угодно, и это будет воспринято с огромным восторгом и удовольствием.

- А как вы попали в Русскую школу в Роттердаме?

- В Русскую школу в Роттердаме я пришла вместе с сыном - привела учиться его, а получилось так, что и сама стала учительницей. Неожиданно, но своевременно. Найти свое место в незнакомой стране очень ценно. Влиться в коллектив единомышленников, найти таких же с "чудинкой". У нас коллектив настоящих профессионалов, и каждый педагог уникален по-своему. То, что мы работаем в таких необычных условиях - я имею в виду отсутствие специально разработанных учебников - стимулирует нас к творчеству, к созданию своих собственных комбинированных методик. У каждого из нас есть свои находки, маленькие педагогические хитрости и, общаясь с коллегами на «летучках», мы делимся ими, учимся друг у друга.

- А могли ли бы вы работать в голландской школе? Может, был опыт?

- В голландской школе я не работала и не представляю себя там. Я человек эмоциональный и если что-то делаю, то люблю делать это хорошо или никак не делать. Голландский язык для меня не родной. Это главная проблема. Я просто не смогу выразить себя по-голландски. То, что я делаю, для меня больше, чем работа - это творчество, это удовольствие, это моя жизнь.

- Есть ли характерные трудности в преподавании или учении?

- Трудности есть, но, в основном, у детей. Дети, которые ходят к нам, не обыкновенные. Они воспринимают мир одновременно на двух (иногда более) языках. Они являются носителями двух культур, двух миров. А наша задача, как мне кажется, уравновесить эти миры так, ни в коем случае не сталкивая и не противопоставляя их, чтобы ребенок гармонично развивался, чувствовал себя частью огромного целого, был гибким и восприимчивым ко всему новому. Не отторгал, как чуждое, а умел впитывать все лучшее. Трудности есть и у родителей. Наивны те мамы, которые, воспринимая своего ребенка как голландца, приводят его в русскую школу с просьбой научить его говорить по-русски. Маме трудно понять, почему все идет так туго. Но у ребенка нет мотивации. Зачем ему учить «чужой» язык, если даже его родная мама говорит с ним по-голландски? Такой малыш живет в своем мире, в который вламывается чужой монстр и мучает, заставляя ломать язык. Специалисты, работающие с двуязычными детьми, сходятся во мнении, что при наличии в семье двух разных носителей языка самым благоприятным для развития ребенка будет вариант, когда каждый из родителей говорит на своем родном языке. Почему? Какие ассоциации приходят на ум, когда вы слышите слово "zonnetje"? Небесное светило, детский рисунок из кружочка и палочек... Что-то еще? А если слышите то же слово по-русски? Наверняка ассоциативный ряд будет намного длиннее, абстрактнее и эмоциональнее. Говоря с малышом на родном вам языке, вы даете ему нечто большее, чем просто набор слов. Ребенок ощущает что-то такое, что нельзя потрогать руками, что нельзя услышать. Это можно только почувствовать. Только общение на родном языке помогает достичь наиболее тесного и близкого эмоционально-психологического контакта.

- А что дается, напротив, легко?

- Легко дается то, что тщательно подготовил. Очень люблю экспромты. Это когда за день до уроков сидишь, составляешь план, готовишь пособия, а потом… пришел в класс и все переставил с ног на голову, и оказалось здорово!

- Можете припомнить забавный случай из практики?

- Забавных случаев было много. На занятиях всегда происходит обмен впечатлениями, настроением, эмоциями, чувствами. Чувство симпатии каждый малыш проявляет по-своему. Девочки стараются рядом сесть, а еще лучше – на колени и отвоевывают это право у «зазевавшихся» подруг. Очень любят демонстрировать цветочки на платьицах и блузках, с удовольствием рассматривают мои украшения. Женщины! Мальчишки ведут себя по-разному. Одни сразу, без обиняков говорят: «Я тебя люблю». Другие стараются погладить. Когда была помоложе - замуж звали! (Смеется).

Марина Юрьевна Ёсер – педагог, работающий в русской школе недавно – имеет богатый педагогический опыт, приобретенный на родине:

- За свою «педагогическую жизнь» я работала с детьми разных возрастных групп. Мой стаж - 20 лет. Я счастлива, что и в Роттердаме у меня есть любимая работа, маленькие «почемучки» и дружный педагогический коллектив. Работая с детьми в Русской школе Роттердама, каждый раз открываешь для себя что-то новое, о чём раньше и не задумывалась. Занятия с детьми-билингвами – двуязычными детьми – имеют свои характерные особенности. Дело в том, что у детей, растущих в нерусскоязычной среде, ещё не выработалось «грамматическое» чутьё, т.е. грамматический строй русского языка ещё не вошёл в подсознание. Поэтому их нужно учить языку как мысли, а потом уже учить грамоте.

- А хотели бы вы поработать в голландской школе?

- Хотелось бы. Ведь это могло бы помочь найти новые методы работы с нашими детьми, один из родных языков у которых - голландский, чтобы глубже понять их психологию.

- Что бы вы пожелали родителям из русской школы и всем русским родителям, которые хотят научить своих детей русскому языку?

- Хотелось бы дать родителям один простой совет. Разговаривая с малышом, каждый из родителей пусть пользуется исключительно своим родным языком, а между собой пусть мама и папа разговаривают на языке или языках среды окружения ребёнка. Малыш усвоит, что говорить на определенном языке нужно, потому что им владеют близкие и любимые люди. Последовать этому совету просто, а результат, уверена, превзойдет ваши ожидания.

Во дворе школы мне встретились супруги Яко и Лариса; у них две очаровательные дочурки, и обе они - ученицы русской школы. Лариса и Яко охотно ответили на мои вопросы о русской школе:

- Что означает для вас русская школа в Роттердаме? Чему, вы думаете, научат вашего ребенка в школе?

Яко: В первую очередь я привожу своих детей в школу потому, что мне самому это по душе, а во вторую - потому что супруга считает необходимым приобщить детей к русской культуре и русскому языку. Я также считаю важным дать детям всестороннее образование, в том числе языковое. А пока девочки занимаются, я хожу на уроки русского языка «для пап».

- Ну и как вам?

- По-моему занятия у нас замечательные, главное – веселые, группа – хорошая. Обидно только, что она небольшая. Если бы нас было чуть больше, можно было бы разделить группу пополам, в соответствии с уровнем владения языком. Некоторые уже пишут и читают лучше, чем я.

Наша учительница - настоящая энтузиастка, просто одержима идеей научить нас, хотя и очень терпелива с нами.

Лариса: Русская школа – это наша надежда и опора. Наша помощница! Помимо русского языка школа помогает приобщить наших детей к русской культуре. В домашних условиях не всегда получается заинтересовать ребенка. А в школе наши дети знакомятся со сверстниками, которые находятся в ситуации, похожей на их собственную. Это помогает им не чувствовать себя ущербными, непохожими на своих голландских одноклассников. Немаловажно и то, что русская методика образования дает возможность всесторонне развить детей, дисциплинирует и организовывает наших малышей.

А вот что рассказала о Русской школе и учебе своих детишек Екатерина, мама школьника из старшей группы и школьницы из группы помладше.

- Когда сын был маленький, русской школы в Роттердаме не было. С родителями других русских и "полурусских" детей мы пытались организовать занятия раз в неделю дома у одной из мам. Несколько месяцев возили детей; ну, а потом стало ясно, что дело буксует – то один не может, то другой, программа занятий была туманной. Нужна была серьезная организация и люди, которые бы этим занимались. Хорошо, что такие люди нашлись и вложили свои силы в создание настоящей школы. Сын пошел в русскую школу несколько лет назад. К тому моменту я уже сама научила его читать и писать по-русски, так что он сразу попал в старшую группу. Нам очень повезло с преподавателями. Первая учительница была огромным энтузиастом своего дела, и детям передалось ее отношение к еженедельным субботним занятиям как к чему-то чрезвычайно важному и значимому. Потом пришла другая учительница – энергичная, со множеством идей и проектов для наших ребят. Она ввела практику рефератов и презентаций по истории и литературе. Сын был очень увлечен поиском материалов и подготовкой заданий.

Зная, как трудно самому научить ребенка грамоте, я очень рада, что дочь смогла уже в три годика начать ходить на занятия. Молодцы, что сделали группу для самых маленьких! Марина Юрьевна создала в классе прекрасную добрую атмосферу - дочь ждет урока всю неделю и бежит в русскую школу с радостью. Школа ставит занятия русским языком на регулярную основу – это для меня очень важно. Когда занимаешься с ребенком сам, то часто выпадаешь из ритма – то некогда, то ребенок устал... Каждую неделю в школьной папке появляется новое задание, новая серия упражнений, которые нельзя не сделать.

Кроме всего прочего, русская школа – это русское сообщество, контакты с родителями, общение.

 

Вот такая она, дорогие читатели, наша «Матрёшка» - Русская школа Роттердама – наша с вами школа, а самое главное – школа наших детей. Только своему родному языку, языку своих самых острых переживаний чувств и эмоций, мы и можем научить своих детей. И сделать это мы можем гораздо лучше, и принесет это гораздо больше плодов, чем если мы начнем говорить с ними на пусть даже весьма неплохом голландском. Ведь вживить в себя иностранное практически невозможно, это еще Лев Толстой говорил в связи с трудностью выражения наболевшей мысли на французском языке, куда уж нам с вами. А вот свое растерять - легко, да и опасность этого реально существует.

Русский человек прекрасен и интересен своей самобытностью, интеллектом, душой, т.е. и русским языком, в полной мере отразившим богатство русской души. Привейте все доброе в вас детям, воспитайте это в них. Интегрируйте, но не ассимилируйтесь!

Сердечно благодарю коллектив Русской школы Роттердама «Матрешка» за готовность поделиться с нами всем самым сокровенным, а самое главное – за труд! Успехов вам и вашим ученикам, дорогие друзья!

 

Фото автора

Я думаю, что сильный толчок для европейского интереса к русской тематике и русскому языку придает ужасное отношение в Эстонии к братской могиле и надгробию советских воинов. Общеизвестно, что в Германии свято хранятся могилы Второй мировой войны независимо от национальности и армейской принадлежности погибших.

Успехов Вам,
А. Парамзин